Домовой

Я только пишу услышанные мной истории.
По роду деятельности я массажист, и за многие часы работы с пациентом можно услышать много интересных историй. Вот одна из них. Писать буду со слов участницы.По роду деятельности я массажист, и зa некоторый богослужение работы с пациентом дозволительно услышать тьма интересных историй. Вот одна из них. сочинять буду со слов участницы.

Переехали мы в другой дом, Кагда мне было годов 15. По обычаю, запустили коте. выше- Василий спокойным и царственным медленный прошелся по всему дому. Осталась одна комната. Почему-то входить Василий туда не стремился, начинать никак! Упирался всеми лапами, орал дурным голосом и рвался назад, одним разом же опосля подбрасывания его туда. Наше дом это даже веселило. преимущественно нас с сестрой. Мы и вкусняшку на пол ставили, и заманивали разными способами, Но коте оставался безучастным к нашим стараниям. В конечном итоге мы забросили наши потуги. Каждая обживала свою комнату, кстати, мне выделили то есть эту.
На выше- взгляд, горница была — просто прелесть. Моя первая, удобная, и суть — не с сестрой рядом. довольно просторная и светлая. В общем, я была в восторге. А воззрение Василия мне было в отдалении по барабану. Были ли около нас какие-то странности? Нет, не припомню. Все было тихо. да прошел месяц.
В начале следующего месяца родители засобирались в деревню к бабушке. честный сказать, гнать мне очень не хотелось. Скукота! Что они там находят, я не понимала. да что опасный расписание «Не ехать!» я готовила основательно. Сестру они не брали, да как она была уже взрослой. И мне пришлось немало потрудиться, что бы сестра согласилась меня оставить с собой. Родители сдались, конечно и, мне казалось, даже обрадовались своей свободе. Строго приказав старшей замечать зa мной, уехали в деревню. деревня погода я принадлежала себе. Сестра стремительно смоталась по подругам, сказала, что придет поздно. да что я была царем этого замка.
Вечером удрюпавшись на диван, смотрела телевизор. Василий мирно дремал на коленях. неожиданно кот поднял голову и внимательно посмотрел в сторону моей комнаты. Встал, спрыгнул с колен и пошел по направлению туда. Ощетинился, выгнулся дугой и начал да кричать и шипеть, что я, если честно, перепугалась насмерть. Включила всюду свет, Но так себ е и никого не было. Кота выгнала из дома, чтоб не пугал. Для себя решила, что, может, собаку услышал, начинать либо вещь в этом роде. чрез час я даже чуть не забыла об этом, Но почивать решила в зале, покамест сестра не придет. что я спала — не помню. Только сквозь неясный внезапно почувствовала, что по ногам ко мне некоторый подступает, как кот. Но кота-то я выкинула! мотаться я не могла, даже глаза открыть. А оно все ближе и ближе пробиралось ко мне по одеялу. Около груди остановилось. сквозь какое-то время я почувствовала на своей шее вещь мягкое, как пух. И эта существо стала меня душить. Во мне возник просто безнравственный страх, хладнокровный пот уже ручьем лился по телу. Я с огромным усилием подняла руки, они почему-то меня очень не слушались, и попыталась понимать душителя. Но уперлась в некоторый пух, даже сложно объяснить, какой он на ощупь. Смешение паутины, пыли, кошачьего подшерстка и пуха птицы. До тела, как я ни старалась, я не добралась. С силой сорвала с себя это и закричала. скоро встала с дивана и побежала во двор. Сестру я ждала на крыльце, сообща с Василием. В скором времени пришла и она. Я рассказала ей все. Она мне поверила, Но восвояси мы все и зашли. Спали, конечно, со светом. Я снова ни в жизнь да не ждала родителей. Позже приходил батюшка, освещал дом. повитуха прислала с деревни некоторый мешочек, повесили около меня в комнате. Я все и после поменялась с сестрой комнатами. эпично было. Больше меня ни одна душа ни разу не беспокоил. Но в домовых я днесь верю. Мы с Василием пара верим.