Губительница

Автор — я. Приятного чтения, надеюсь.Пятиэтажное старенькое сооружение роддома освещали первые лучи восходящего солнца. около здания стоял небритый паренёк – личико которого осунулось от бессонной ночи, проведённой в душевных переживаниях, Но немедленно от них не осталось и следа. Паренёк со благодатный улыбкой смотрел на распахнутое окно, в котором виднелся изображение симпатичной милой девушки. На её руках тихонько сопел малый малыш, завёрнутый в голубое лоскутное одеяльце. Паренёк иногда икал, немного покачиваясь – надежный напиток, заглушавший его ночные переживания, давал о себе знать. около них родился служащий — беспомощный голубоглазый комочек, кто с неподдельным интересом принялся изучать окружающий его мир, Но изучал он его как только в те недолгие минуты, Кагда просыпался, а после снова уносился в свою прекрасную страну -красивых и добрых снов. молодой родители не могли нарадоваться на своё чадо. Назвали они его Максимкой.

Максимка рос – малыша веселей и добродушнее не было на всём белом свете, во всяком случае, да считали его родители, и упрекать их зa это, конечно, не стоит. Всё было как около всех: бессонные ночи, беготня по врачам, беспричинные беспокойства, не от излишней осторожности, а от исполинский любви, восхищённые взгляды соседей, а иногда — недобрые, завистливые. который знает, что послужило толчком к последующим событиям. То ли чья-то зависть, а, возможно, что сама предназначение уготовила такой путь.

Отец Максимки, какой очень как-то был счастливым отцом, стал гулять налево. Причём не к наивный бабе, а к местной наркоманке Людке. Чем его пленила эта худющая особа, которая в свои двадцать пять годов выглядела на все сорок, не понимал никто. Ходил в открытую, даже не стараясь скрываться. Он мог работать с Людкой на лавке, под своими же окнами, и в ус не дуть. Втянула его Людка в трясину глубокую, та вдобавок змеюка, разбила семью, так вторично ухмылялась: «Глянь, сынок твой бежит, а вон твоя жена, что ты в ней нашёл? Что она тебе может дать? слабость Её и я могу дать! да со мной тебе лучше, не то что с этой жабой подколодной!»

Жена покричала, погрозилась и отстала, что с него жениться Потерян супруг навсегда, не признаёт больше семьи. Поплачет дома в подушку, покамест дитя не видит, а на улице молодцом держится. Не отвечает на Людкины оскорбления, гордая. да и стали обитать — мать с сыном, правда вдвоем наркомана.

Не успело отживать и полугода, узнала мать Максимки, что умер её супруг от передозировки. конечно не от кого-нибудь, а от Людки. Та ей обвинения бросала, плотина погубила её ненаглядного завистью своей чёрною. Не сдержалась девушка, отвесила пощёчину, ей-ей такую, что Людка упала на землю и начинать кричать. место здание на уши подняла, кричала проклятья в сторону одинокой женщины, грозилась погубить ребёнка, а саму девушку в реке утопить. Соседи как только гордо смотрели на Людку, так вздыхали. опосля этого случая пропала Людка, ни одна душа её не видел.

И вот раз объявилась вновь, истинно кроме и с новым хахалем. Прохода девушке не давали –хамили, оскорбляли, Людка направляться иногда хотела, правда припоминала, видимо, пощёчину и предпочитала деморализовать житье-бытье на расстоянии. женщина работу бросила, с сыном сидела – мать болеет, живёт в другом городе, помочь не может, пришлёт, бывало, соленья или же багаж вязанные для внука, правда добрым словом успокоит, а отца и нет быстро давно.

Пришла зима, тяжело заболел Максимка. Денег на лекарства нет — только малина под рукой, желание ромашка сушёная. Побегала мать по соседям, собрала денег и побежала в аптеку. Возвращаясь домой, увидела Людку, находилась та около подъезда. Не обойти, пришлось направляться пропускать неё. Людка, как её увидела, стала матом стелить, пальцем тыкать, изливать свою ненависть. тихо прошла женщина мимо, даже не удостоив её взглядом, открыла дверь подъездную и уже собиралась войти, как почувствовала всевластный затрещина по голове – в глазах потемнело, брызнула кровь, и она стала лишаться сознание.

Очнулась девушка, а Людки нет. Поднялась, странно – главный коренным образом не болит. Взяла часть с лекарствами и побежала домой.
Максимка лежал в своей кроватке — малиновый весь, кашляет жутко, Но не плачет, а смотрит на мать печальными глазками и кряхтит, странно так, как так сказать задыхается. Испугалась девушка, подбежала к телефону, хотела в скорую звать – забыла, что он уже луна не работает, уплачивать то ей нечем.
Залившись горючими слезами, выбежала в подъезд, стала звучать в квартиру, которая первой под руку попалась. Послышались шаги, дверь заскрипела и открылась. На пороге находилась миловидная старушка, а девушка, стараясь проглотить ком, стоявший в горле, через рыдания просила о помощи.

Соседка посмотрела куда-то через неё и, перекрестившись, захлопнула дверь. малолеток стала сновать по этажам, стучаться в другие квартиры, Но ей ни один человек открыл. В отчаянии она рванулась домой, чуяло материнское сердце, что случилось вещь плохое. Дверь в квартиру была открыта, на площадке стояли человеки в погонах, а из квартиры показались пара людей в халатах. Они несли небольшие носилки, на которых лежало маленькое тельце, бережное укрытое белой простынёй.

Мать, находясь в неимоверном ужасе, стала голосить – все, который находился на лестничной площадке, побледнели и поспешили вниз на улицу. женщина поспешила зa ними, она старалась узнать, что произошло, Но ни одна душа не обращал на неё внимания.

Она подошла очень около к полицейским, около с ними находилась соседка. Она рассказывала им о том, что в течении трёх дней, будто в одно и одинаковый время, некоторый стучал к ней в дверь. Но на площадке ни в жизнь никого не было, как только жуткий могильный зноба пробирал до костей, разумеется ощущение некоего беспокойства нещадно давило на неё. И вот теперь она легла дремать и вторично услышала стук, открыв дверь и никого не увидев, она еще отправилась спать, Но на сей раз её вещь кольнуло, следовательно тяжело дышать, её неумолимо тянуло вторично кончаться на площадку. да она и сделала, внезапно она услышала вопль из соседней квартиры. Она повернула ручку. Странно, Но дверь была не заперта, только что плотно прикрыта. Войдя, она едва было не потеряла понимание от резкого запаха, ударившего ей в нос. В кроватке лежал бездыханный Максимка, женщина оперлась на стену и вторично услышала плач, что стал лишь тише, а вскоре и окончательно затих.

В тот бал маловато который спал. Полиция обыскивала деревня дом, покамест не нашла в подвале тело девушки, засыпанное землёй. Людку, подозреваемую в убийстве несовершеннолетний девушки, да и не нашли.

Она просто исчезла, только её хахаль утверждал, что она до исчезновением видела ребёнка – его дух, один и очень печальный. Говорил, что она то ли онемела, то ли не желала ни с кем выражать и всё время прятала под большим чёрным платком седую волос шерсть – напоминание о содеянном.

Говорят, что на старом кладбище около двух деревянных крестов, стоявших очень рядом, не мало раз видели пожилую женщину — она рыдала и просила прощения… неизвестный говорил, что это была Людка… Та самая Людка, погубившая молодую и счастливую семью…