Заброшенная деревня

Автор: Анна Чугунекова
[hide]Источник[/hide].

Как-то раз мы с друзьями волею случая попали в маленькую деревушку, находящуюся глубоко в лесах. Знать не знали, что существует такое глухое и забытое Богом место.недавно раз мы с друзьями охотно случая попали в маленькую деревушку, находящуюся глубоко в лесах. точно знать не знали, что существует такое глухое и забытое Богом место. Дома почти что все были кривые, с покосившимися от времени крышами — было видно, что им не меньше полувека, настолько пень уже было гнилое.

А случилось вот что: по пути в посёлок около нас сломалась машина. До города было снова далеко, мы стояли на обочине около трёх часов и, не поверите, ни одна из проезжающих пропускать машин, не остановилась помочь нам. возница Гусев вспомнил про заброшенный поселок, находившийся неподалёку.

— Не знаю… Говорят, что там ни одна душа не живёт, Но маловато ли… Может, старики остались? А то кутить травля и пожевать чего, — сказал он.

Мы все согласились, пускай бы ожидание следовать пешком в дубрава не отдельно нас радовала. Но быстро изо всех сил мы были голодны и хотели воды, да как по дурости безделица с собой не взяли. В общем, полчаса ходьбы по заброшенной лесной дорожке чрез чащу, и мы вышли к посёлку.

Как я уже сказал, более убогого места я не видел. Я общий сомневался, что в этой дыре неизвестный живет. По обеим сторонам от дороги, по которой мы шли, стояли, будто каменные изваяния, чёрные дома.

— конечно тогда никого нет, — сказал я , оглядываясь по сторонам.

— Да, будто никого, — закивали остальные.

Всю дорогой назад мы косились на Ваньку за того, что дал нам пустую надежду на еду и воду. Ванька, виновато опустив голову, шёл впереди нас.

Когда мы пришли на место, где оставили машину, чуда не случилось, и она не поехала. Уже приближался вечер, и миновать машину да просто на дороге был не вариант. Решено было, что мы остаемся ночевать в машине, да как наоборот направляться было далеко.

Наступила ночь, мы втихомолку сидели в машине. внезапно до нас донесся некоторый звон из леса. Шумели со стороны заброшенной деревни. Мы слышали крики, хохот и чей-то говор. Это были люди. Судя по голосам, их было много. Это было способный на некоторый праздник.

— бес возьми! конечно там же вкушать люди! — радостно воскликнул Ванька.

Мы тожественный обрадовались при мысли, что можем, наконец, попросить воды и еды, а, может быть, даже остановимся переночевать. Становилось необыкновенно холодно, и ночь обещала фигурировать ледяной. Мы вновь собрались в дорога чрез парк к домам. В сей раз, окрыленные мечтой о еде и воде, мы и не заметили, каким долгим и трудным был путь. В итоге выбежали сломя голову на дорогу, около которой стояли деревянные сгнившие дома.

В центре дороги полукругом расположились люди. Горел костер, около него бегали и играли в какую-то непонятную для нас игру дети. Взрослые, а их было порядка двадцати человек, пели песни. некоторый мужчина в сером костюме играл на гармошке. Они не замечали нашего появления, и нам пришлось подойти ближе, что бы привлечь внимание. Наконец, 1 из мужчин оглянулся и уставился на нас. На первое мгновение мне показалось, что он испугался, увидев нас — вид его лица сменилось с радостного на едва не отчаянное. Он был единственным, который покамест что нас заметил, да как другие были заняты пением. Мужчина жестом руки, незаметным для других, ясный дал нам понять: «Уходите отсюда». Его рожа было суровым и строгим, Кагда он жестами прогонял нас.

«Ну быстро нет, — подумал я. — К чёрту деревня их праздник! Я хочу глотать и лакомиться — быстро извините, что испорчу праздник». И, собственными глазами от себя не ожидая такой наглости, подошёл откровенный к ним и громогласно сказал:

— Здравствуйте, меня зовут Коля, а это мои друзья. около нас орудие сломалась днём и ни одна душа не остановился нам помочь. тогда такое дело: может, вы дадите нам попить и поесть немного, а то мы с собой безделица не взяли…

Я замолчал и стал тянуть время ответа. Все смотрели на меня с удивлением и любопытством, как якобы увидели неизвестного зверя. ни одна душа не произносил ни слова, все просто продолжали смотреть. Мне стало быть недавно некстати зa свое поведение, Но выбора не было — я боялся не пережить ночь, если не попью воды, настолько сильна была жажда. едва старец в сером костюме, игравший на гармошке, обернулся и сказал:

— начинать что ж, садитесь около огня, ребята, согрейтесь для начала.

— Да, было бы неплохо, — сказал я.

Мы все сели около огня под пристальным взором многочисленных глаз. Мужчина, что махал нам, ныне стал подчеркнуто спокойным и просто между прочих смотрел на нас. Дети тожественный с любопытством рассматривали гостей. старец в сером костюме опять начал забавлять какие-то незнакомые нам песни, окружающие человеки продолжили радоваться и петь, Но мы чувствовали, что наше суд; быть изменило атмосферу между них. некоторый косились на нас со злобой и неумолчно переглядывались благоприятель с другом, передавая взглядами непонятные нам намёки.

Посидев около костра и заметно оживившись, возница начал образовывать то, что он больше только любил — болтать.

— А сам я слышал, что в этой деревне ни один человек не живёт. Мы заходили днём сюда и никого не видели, — говорил он, обращаясь к старику в сером костюме.

— Это всё потому, что мы были на охоте. сам по себе понимаешь, живём в отдалении от города, магазинов нет. потребно же чем-то питаться. Кстати, по поводу еды и воды. Зачем вам ночевать в холодной машине? Давайте, ночуйте около меня дома! Места много, — ответил тот.

— недавно неловко… — замялся возница и посмотрел на меня.

Я поразмыслил и решил, что это неплохая идея. Зачем стынуть на морозе, Кагда тебе предлагают безвозмездный жилище В итоге мы согласились, хотя, конечно, прежде отпирались для виду из вежливости. Но старец да упрямо нас уговаривал и описывал просторные тёплые комнаты, что бесконечно противиться соблазну мы не могли.

Через час в сопровождении этого самого старика и, видимо, его жены мы подошли к дому на окраине деревни. Было холодно, и нам не терпелось войти внутрь.

Оказавшись внутри, мы непроходимо удивились: хижина был непомерно грязный, пыльный и вместе хранилище выглядело так, как в нём ни одна душа николи не жил.

— Это просто ремонт. Не волнуйтесь, кровати тёплые, храпеть будете крепко… — сказал старец извиняющимся тоном и поспешно переглянулся с женой.
В этом взгляде я уловил вещь подозрительное. Мне разонравилась мнение ночевать около незнакомых людей. старец прошёл в соседнюю комнату (всего их там было три), показав нам намек ходить за кем зa ним. Мы все пошли зa ним и оказались в приблизительно пустом помещении. Не считая громадный кровати и стула, там не было ничего. Я оглянулся на своих друзей и по их лицам понял, что им всё это тожественный не нравилось.

— Ну, вы располагайтесь, — сказал старик. — А я покамест схожу зa водой и крольчатинкой.

Они с женой вышли на улицу. Мои друзья стали устраиваться, разглядывать дом, а мне приспичило в туалет. Я вышел на улицу в поисках уборной и внезапно до меня из темноты донесся разговор:

— начинать убьём их сейчас, — послышался женский голос. — Зачем ждать?

— Нет, подождем остальных, убьём их во сне, — ответил мужской.

— Ох, как же нам не хватало новеньких, и тем более молодых…

У меня главный пошла кругом. Я решил выяснить, в чём дело. Разговаривали зa углом, и я заглянул туда.

Беседовали старец и его женщина, которые привели нас сюда. Я не мог поверить в то, что увидел. старец стоял спиной ко мне, и я отчётливо увидел топор, торчащий из его спины, и окровавленную серую рубашку, в которой он не мало часов обратно наигрывал на гармошке. Он стоял и разговаривал так, будто шиш ему не мешало. Мгновение он еще раз стоял в таком положении, и я не мог понимать женщину, Но Кагда он немного повернулся, я увидел и её. От ужаса я похолодел. На месте, где должно было таиться лицо, было кровавое месиво, глазницы были пустые, а глазные яблоки висели около рта. Я стоял и смотрел, не мог сносный исполнять — как окаменел. И тогда пара развернулись и пошли в мою сторону — только в то время я очнулся и сломя голову побежал в дом.

Мои друзья уже разложили вещи, возница дремал на кровати. Они посмотрели на меня и испугались моего вида. должно быть, я был место бледный. Трясясь, я подбежал к Ваньке и толкнул его с такой силой, что он грохнулся на пол.

— Ты чего?! — возмутился он, поднимаясь.

— Уходим отсюда!!! — заорал я как ненормальный и начал избегать по комнате и испытывать окна — открыты они или же нет. Все они были наглухо забиты. Меня охватило отчаяние. Я подбежал к двери и закрыл её на засов. Мои друзья смотрели на меня — который со страхом, который с недоверием. Послышались шаги зa дверью, некоторый начал тянуть ручку. возница хотел уже подойти к двери и открыть, Но я подбежал к двери, перекрывая её:

— Не вздумай, придурок! Ты что, не понял? Они хотят нас убить! Я слышал их разговор! Разбейте окно!!!

Мои друзья смотрели на меня, как на безумца, Но мне было не до них. необыкновенный фобия охватил меня. Я осознавал невозможность происходящего и, возможно, поразмыслив, своевольно бы решил, что сошёл с ума, Но много был столь силен, что я так себ е не соображал.

— Эй, ребята! Откройте дверь, мы вам еду и воду принесли, — раздался крик зa дверью.

— Разбивай! — истошно вопил я, загораживая дверь от Ваньки, добро бы тот уже передумал её открывать. Все были напуганы до чёртиков. Наконец, Мишка, кто стоял ближе всех к окну, взял табуретку и со всей силы шарахнул ею по окну. Стекло разлетелось со звоном.

— Бежим! Там, зa огородом, лес, бросайте всё и бежим! — крикнул я.

Ребята, не обращая внимания на забытые кофты и носки, ринулись к окну и 1 зa другим растворялись в ночи. Я всё опять держал дверь. прежде там неизвестный дергал ручку, Но опосля того, как Мишка разбил окно, всё прекратилось. Я враз понял, в чём дело. Они решили задержать нас на улице! Я ринулся к окну, чрез которое в сей момент перелезал Ванька. Он всё боялся прыгать, хотя, бес возьми, там было очень невысоко!

Наши друзья в сей момент уже прыгали сквозь забор. И тогда мы увидели, что в бахча заходят люди. Их было не двое, а целая толпа. Все они были мертвы. В воздухе запахло гнилым мясом — запах исходила от гниющих трупов. Впереди всех шли старец с топором в спине и женщина бес лица. Они смотрели на наших убегающих друзей и, видимо, не видели нас. Увидав такую картину, я на секунду замер, после посмотрел на изгородь и увидел карабкающегося по нему Ваньку. Он успел не только спрыгнуть, Но и достигать до забора. Оставался только я.

Я спрыгнул и побежал. Слышал крики позади себя и чьё-то тяжелое дыхание очень близко. Они бежали зa мной. Я видел ошарашенные лица своих друзей, ждавших меня зa забором.

С разбегу, не останавливаясь, я перепрыгнул сквозь забор. некоторый схватил меня зa рукав, Но я вырвался со страшным криком, который, наверное, был слышен поодаль от этого места. Мы убегали уходить от этого места. Бежали крайне долго. Уже потом, совсем выдохшись, совсем немного посидели в полном молчании. Все были в таком шоке, что утверждать мы не могли.

Через часа пара мы вышли на дорогу в некотором расстоянии от места, где находилась наша машина. Мы зараз остановили легковой автомобиль — наверное, поверхность группы измученных и уставших молодых ребят вызвал сочувствие около водителя. зa рулем сидел старик. Он спросил, что с нами случилось и гораздо нас везти. Мы повествовали всё, как было, хотя бы даже не надеялись, что нам неизвестный поверит. Дедушка тихо слушал выше- рассказ, после сказал:

— В дурном вы месте побывали, ребята. Там, в деревне, уже с давних ни одна душа не живёт, а человеки ежеминутно пропадают, и ни одна душа их не находит. Проклятое это место, проклятое.

Всю дорогу ко дворам мы молчали — отдельный думал о своем. Я сам тут-то твёрдо решил, что больше ни во веки веков не буду любопытствовать и ехать по всяким деревням и стройкам. маловато ли что. К чёрту всё! В городе буду жить.

Автор: Анна Чугунекова
[hide]Источник[/hide].