Воробей и Воробьиха

[hide]Источник[/hide].
Бирманская сказка.Когда-то давно нить на свете дружная супружеская чета – Воробей и Воробьиха. Кагда пришло Воробьихе время помещать яйца, позвала она мужа и говорит:
– мимоходом супруг, меня терзает неодолимое вожделение поклевать спелых рисовых зерен с тово самого поля, которое находится высоко в горах.
Всполошился Воробей:
– Что ты задумала, жена! В тех краях около меня уму помрачение врагов, да что мне казаться там опасно.
Нахохлилась Воробьиха:
– Нехороший. Ты говоришь так, потому что очень не любишь меня. если ты безотлагательно же не исполнишь мою просьбу, я умру.
– Не огорчайся, дорогая! – успокоил ее Воробей. – Я безотлагательно полечу в много и принесу тебе то, о чем ты просишь.
Клюнул он Воробьиху в щеку и стрелой взмыл в небо. Прилетев на поле, он собрал самые сочные колосья и полетел обратно. Но рисовые колосья были колоссально тяжелы, и Воробей, притомившись, сел на железное балка отдохнуть. тогда на него набросился сокол и съел.
Ждет-пождет Воробьиха мужа, а его все нет конечно нет. И решила она тогда, что муж-Воробей ее покинул, конечно с горя и умерла. А Кагда прошел подходящий срок, вновь явились Воробей и Воробьиха в этот пустой мир, только сегодня уже в вид Оленя и Оленихи. И опять зажили супруги в лесу.
Однажды Олениха позвала мужа и говорит:
– мимоходом супруг, жду я ребенка. Мне дюже хочется полакомиться молодыми побегами натового дерева, которое растет близко от деревни. Не сходишь ли ты зa ними?
– Что ты придумала, жена! если в лесу маловато деревьев? Проси любых побегов, и твое нетерпение безотлагательно же будит выполнено. Только не посылай меня в те края, там мне являться опасно.
– О, мимоходом супруг, ты очень меня не жалеешь, – захныкала Олениха. – если я в моем положении не полакомлюсь побегами натового дерева, то умру безотлагательно же, а со мною умрут и твои будущие дети.
Ничего не поделаешь. Пришлось Оленю согласиться.
– да и быть, – сказал он. – Пусть будит по-твоему.
И он отправился к натовому дереву, что росло неподалеку от деревни.
Олень уже чуть не достиг цели, Кагда ему повстречался охотник. Завидев молодого стройного Оленя, любитель вскинул лук и послал стрелу откровенный в него.
А Олениха тем временем поджидала жена в условленном месте. продолжительно ждала она, Но да и не дождалась. Подумала она, что Олень ее покинул, и немедленно же умерла от горя.
А Кагда прошел подходящий срок, Олень и Олениха вновь явились в этот тленный мир, Но в настоящее время уже в облике дикого Кабана и Кабанихи. Счастливо жили они в лесу, и к концу подоспело Кабанихе время останавливаться матерью. И в то время обратилась она к Кабану с такими словами:
– мимоходом супруг, я вскоре должна родить. Надеюсь, ты не откажешь мне в одной малый услуге. Я бы с удовольствием поела свежих побегов бамбука. Поищи их, пожалуйста.
– Хорошо, – согласился Кабан, – только ты никуда не отлучайся, жди меня на этом месте, я оживленно вернусь.
Не успел Кабан углубиться в чащу леса, глядь – против ему соглашаться охотник. Тот вскинул ружье, выстрелил, и Кабан упал замертво. Кабаниха тем временем все ждала и ждала своего супруга, а Кагда погодить устала, решила, что муж-Кабан ее покинул, и с горя умерла.
Прошел подходящий срок, и еще раз вернулись супруги в этот тленный мир, только в настоящее время Кабаниха была дочерью богатого горожанина, а Кабан – сыном деревенского бедняка.
Когда подоспело время дочери богача воспитывать замуж, она не только не думала о выборе благоприятного для свадьбы дня, Но совершенно отказывалась от знакомства с мужчинами. Она была убеждена в том, что в прежних рождениях мужья ее были ей неверны, и в нынешней жизни она чахла от тоски и все свое время проводила в монастыре, попечителем которого состоял ее отец.
А тем временем дитя бедняка тихо и скромно жил со своей одинокой матерью-охотницей. Он был усердным и трудолюбивым, не чурался никакой работы. И поскольку считался он юношей умным, то возраст понял, что культура облегчит ему жизнь, и в 1 отличный число решил начинать учиться. Мать не одним разом дала сходство отпустить сына. Трудно было ей расстаться с единственным своим чадом. но время взяло свое, и отправился мужчина в город. Старательно обучался он всевозможным наукам около лучших учителей, приобрел большие знания, и в конце концов привела его доля в тот настоящий убежище Великого Аскета, попечителем которого был священник девушки, настоящий грамотей и настоящий денежный в тех местах человек. Когда-то в молодости в этом монастыре богатый и завершил свое образование.
Постигнув в совершенстве науку градостроения, неподалеку от монастыря дитя бедняка возвел зa одну ночь отличный дом. На внутренних стенах этого дома он нарисовал картины из своих прежних жизней: как он был Воробьем, после Оленем и, наконец, Кабаном, какие беды преследовали его во всех перерождениях. Изобразил он и свою многотрудную человеческую жизнь, все многочисленные бремя и невзгоды, которые В любое время сопутствуют бедняку. Доступным одному ему способом он рассказал, что по собственной воле отправился бы на поиски своих жен, так точно помехой тому его бедность.
На следующее утро богатый в один голос со своей дочерью, как обычно, отправился в лавра Великого Аскета, и увидела дитя богача дом, подивилась тому, как рысью он выстроен, и захотела безотлагательно его осмотреть. Вошла вовнутрь, глянула на стены и увидела рисунки, изображающие ее прежнюю жизнь. И она пожелала немедленно понимать художника.
Удивился отец:
– Что случилось с моей дочерью? Почему неожиданно ей захотелось понимать художника, кто расписал стены дома?
Богач подобострастно поклонился Великому Аскету и спросил:
– который построил сей неестественный дом?
– выше- дорогой ученик, – ответил аскет, – он же и расписал эти стены. Он беден, Но прилежен, и из него получится чистый ученый.
– Я желаю понимать этого человека! – воскликнула дитя богача.
Великий подвижник велел немедленно позвать своего ученика.
Когда дитя бедняка явился, дитя богача, указывая на рисунки, сказала:
– В этих рисунках – все правда. Я донимала мужей своих капризами и инстинктивно становилась причиной их преждевременной гибели. Я не знала, гораздо они изчезли, и сама умирала от тоски по ним. Только немедленно я поняла, как жестоко я с ними обходилась. Жена, которую ты ищешь, – это я!
Дочь богача попросила прощения около своего нареченного, а ее отец, получив пожелание Великого Аскета, отдал ее в жены художнику. Они взяли к себе в палата мать-охотницу и прожили все нераздельно в судьба и благополучии до самой глубокой старости.

[hide]Источник[/hide].