8 часть

Чудеса Киски Белолапки.

А Киска Белолапка сидела на берегу пруда с форелями в парке королевского замка. В это время вышел на прогулку правитель со своей свитой. Киска и закинула удочку. И вдоль дорожки, по которой шел король, как грибы опосля дождя, появились миски с ухой. От них исходил такой сладкий аромат, что его дозволительно было назвать пьянящим. правитель и прикрытие попробовали ушицы, а попробовав, не могли оторваться, покамест всю не съели.
Отсмаковав последнюю рыбную косточку, правитель диву дался:
— Бывала платок самобранка.
-Бывала! – отозвалась свита.
— Был горшочек: раз, два, три, кашу вари!
— Был!
-Были жерновцы: то блин, то пирожок!Чудеса Киски Белолапки.

А Киска Белолапка сидела на берегу пруда с форелями в парке королевского замка. В это время вышел на прогулку правитель со своей свитой. Киска и закинула удочку. И вдоль дорожки, по которой шел король, как грибы опосля дождя, появились миски с ухой. От них исходил такой приятный на вкус аромат, что его дозволительно было назвать пьянящим. правитель и конвой попробовали ушицы, а попробовав, не могли оторваться, покамест всю не съели.
Отсмаковав последнюю рыбную косточку, правитель диву дался:
— Бывала платок самобранка.
-Бывала! – отозвалась свита.
— Был горшочек: раз, два, три, кашу вари!
— Был!
-Были жерновцы: то блин, то пирожок!
— Были!
— А вот чтоб уха сама из-под земли росла, как грибы опосля дождя, такого опять не бывало!
-Не бывало!
Вот тогда к королю и вышла Киска Белолапка:
— Ваше Величество, уха из под земли не сама выросла, это я ее поймала и вам на пир послала.
— как так?- удивились коллективно правитель и его свита.
— А вот так,- и Киска Белолапка продемонстировала добывание ухи: закинула удочку в прудить и накануне августейшей особой и приближенными к ней лицами вновь появилась лакомая похлебка.
-Такой удочке пространство в королевском замке! –восхитилась августейшая особа.- Но спор короля – справедливость. Удочку около хозяйки лишать нельзя. Зато дозволительно предложить хозяйке коснеть в замке в должности хранительницы волшебной всекоролевской удочки.
конвой повернулась к Киске Белолапке и склонилась в глубоком поклоне.
Киска только покрепче прижала к себе волшебную удочку, как будто это и не удочка вовсе, а ружье.