Фея исчезает

около каждой феи теснить секрет, какой ни от кого, не считая неё самой испытывать невозможно. Это касается её дара делать чудеса – как она его получила, и что отдала взамен. Впрочем, если фея неожиданно продолжаться исчезает, а платья её при этом оказываются в ломбарде, то В любое время найдётся человек, которому повезёт раскрыть столь загадочное явление. Чаще только им оказывается принципал ломбарда, Но в истории с двумя платьями доброй феи повезло одному сказочнику, если честный — мне. А паки двум девочкам, Соне и Насте, которые поинтересовались: «Откуда и как в музей Театра кукол попал украшение настоящей феи?», и нашли время выслушать до конца выше- рассказ.около каждой феи питаться секрет, что ни от кого, опричь неё самой испытывать невозможно. Это касается её дара выделывать чудеса – как она его получила, и что отдала взамен. Впрочем, если фея неожиданно продолжаться исчезает, а платья её при этом оказываются в ломбарде, то В любое время найдётся человек, которому повезёт раскрыть столь загадочное явление. Чаще только им оказывается господин ломбарда, Но в истории с двумя платьями доброй феи повезло одному сказочнику, если честный — мне. А паки двум девочкам, Соне и Насте, которые поинтересовались: «Откуда и как в музей Театра кукол попал платье настоящей феи?», и нашли время выслушать до конца выше- рассказ.
Секретом нашей доброй феи, назовём её Иннея, было твёрдое волшебное слово не извлекать силу волшебной палочки для собственных нужд. То есть, захочет Иннея чаю с лимоном и баранками – соглашаться исполнять доброе волшебство хозяину чайной – взмахни волшебной палочкой, скажи: «Иннея — фея сил не жалея вершит здесь чудо на редкость люду — опля!», и пусть все самовары окажутся начищенными до блеска. И опосля этого можешь чаёвничать хотя до вечера. Подобным образом решались некоторый житейские проблемы доброй феи. Решались свободно и быстро. До тех пор, покамест человеки в той крохотной сказочной стране, где она нить были добрыми и щедрыми. Но раз там появились большие казна — жлобуры, которые всем почему-то бесконечно понравились, и все захотели пользоваться их как дозволено больше. да что всех обуяла жадность. ни один человек не хотел стяжать зa свои труды никаких луидоров, дукатов, червонцев, алтынов и пятиалтынных, и никакого волшебства и чародейства – только жлобуры всем подавай!
Иннея могла превратить в жлобур любую копейку и даже полушку, Но брать его в руки, а тем более расплатиться им, зa что бы то ни было, не имела права. Она соблюдала твёрдое волшебное обещание, данное зa льгота распоряжаться волшебной палочкой и попадать феей – никаких чудес для себя лично.
Без еды и питья Иннея не осталась, ведь все звери, птицы, насекомые и даже растения почитали зa почтение угостить её чем-нибудь вкусненьким, чего и на царских разумеется королевских столах не и тот и другой число отыщется. Но вот костюм доброй феи хотя и не имеет сносу, Но раз годов в сто, или же сто пятьдесят выходит внезапно из моды. По крайней мере, да кажется самим феям, ежели и все сказочники, чародеи, добрые волшебники и просто фокусники придерживаются другого мнения. Но какая фея будит судить мой платье с мужчинами. Смешно даже шевелить мозгами об этом, а тем более говорить. А вот о чём говорить придётся неприменно, ток это об отчаянном положении Иннеи, Кагда в королевской швейной искусный зa новость убор с неё запросили точный сто монет.
Да, то есть сто полновесных жлобуров решили заработать королевские портные на желании феи обновить гардероб. «Платья фей дешевле николи не стоили!» — твердили в 1 звук королевские мастера кройки и шитья. Другие же портные о таких заказах даже не слыхивали, и могли предложить только чехол для хранения волшебных нарядов, Но он около них стоил те же сто жлобуров. Вот такие недобрые и нещедрые времена наступили в крохотной сказочной стране.
Одной из примет таких времён становится приход ломбардов. Ломбард это такое заведение, где, оставив в обеспечение какую-либо вещь, получаешь деньги. Чем дороже вещь, тем больше денег получаешь, Но со временем их нуждаться вернуть, и обязательно с процентами, если очевидно хочешь овладевать наоборот дорогую тебе вещь. А или владетель ломбарда её продаст, кому пожелает, а вырученные жлобуры положит в мой мешок.
Ничего дорогого, за вычетом волшебной палочки, около феи Иннеи не было. Вот её она и заложила в ломбард, и получила сто 1 жлобур. И сшила себе около королевских портных новость платье. А старое, Но выглядевшее, благодаря своим волшебным свойствам новее нового, решила сдать в тот же ломбард, что бы вознаграждать свою любимую, прелестную, дорогую предорогую волшебную палочку. Но зa возврат палочки владелец ломбарда потребовал двести пара жлобура – такие огромные около него оказались проценты. тогда и выяснилось, что одно, и к тому же столетнее одежда столько не стоит, несмотря на своё волшебное начало и чудесную носкость. Вот зa сам-друг платья господин ломбарда пьяный был отдать фее её дорогой залог.
Девять с половиной часов споров, уговоров, обещаний чудесной помощи и сказочной благодарности не смягчили и не разжалобили хозяина ломбарда. едва-едва солнце коснулось горизонта, он снял рабочие очки и объявил: «Мы закрываемся, а около вас, мадам, осталась только одна минута, что бы выбрать, с чем вы ныне расстаётесь всегда с двумя нарядными праздничными платьями, либо с маленькой невзрачной палочкой из дерева неизвестной породы». «С платьями!», — ни секунды более не сомневаясь, объявила фея и изящно выхвалила из рук оторопевшего хозяина ломбарда свою единственную драгоценность.
В ту же секунду фея Иннея сделалась невидимой. А как опять она могла поступить, оказавшись бес единого наряда, или, грубо и просторечно говоря, в одном исподнем. Да, то есть так, ведь пара её платья покорно легли на прилавок ломбарда. Кружева и ленточки на них вздрогнули, как от горького прощального вздоха, Кагда дверь этого недоброго заведения со скрипом захлопнулась, объявив об уходе феи-невидимки.
Надо признаться, что фея Иннея была непревзойдённой мастерицей по выявлению истинной красоты людей, вещей и даже некоторых природных явлений. Стоило, например, ей только раз прикоснуться волшебной палочкой к лопоухому мальчугану, как все около начинали прежде наблюдать в нём на невидаль скромного голубоглазого юношу.
А длинноносая конопатая девчушка опосля встречи с Иннеей, начинала оборачивать на себя почтение только своей улыбкой – необычайно искренней и белозубой, и могла соискать в обаянии с первыми красавицами.
А то внезапно придорожная сосна, выросшая овальный опосля того, как её переехали телегой, от одного только взгляда Иннеи стала подсказывать всем путникам танцовщицу, замершую в изящном танцевальном шаг – да что просто глазища не отвести.
Такими вот милыми чудесами славилась фея Иннея, добавляя привлекательности своей крохотной сказочной стране отдельный день, и даже сделавшись невидимой, она продолжала выделывать свои добрые дела. ей-ей вот беда, плоды её трудов, как и она сама оказались сейчас невидимыми.
Так что напитки сказочная территория становится всё неприглядней и серей, хотя и богатеет беспрерывно – теперь отдельный её постоялец имеет как минимум сума жлобуров. владелец ломбарда имеет пара мешка эти больших денег. все же ни одной монетки он да и не смог выручить зa платья доброй феи. ни одна душа не покупал эти расчудесные наряды, потому, что они своим печальным и покинутым видом наводили печаль на всякого посетителя, а на сильно чувствительных клиентов нагоняли тоску. Оттого-то я бес труда получил первое — заметьте, я говорю не старое, а то есть первое – туалет Иннеи только зa пара билета на Новогоднее воззрение в сцена кукол. да оно очутилось в музее этого замечательного театра.
Здесь и увидели гардероб настоящей феи девочки ленивый и Настя, и узнали, как и откуда оно попало в выше- город. Они искренне поблагодарили меня зa рассказ, а я от только сердца поблагодарил их зa любознательность и внимание, бес которых эта рассказ могла остаться нерассказанной и не написанной, то теснить – просто невидимой, как добрая фея Иннея.
Кстати, если вы всё кроме опечалены её судьбой, хочу сообщить, что жребий эта начала меняться к лучшему. Во-первых – в нашем городе с некоторых пор стало быть возможным наблюдать дела рук и волшебной палочки Иннеи, нуждаться только зачастую копировать и извлекать такую вот стихотворную инструкцию:

Фея Иннея
Сил не жалея
Из ниоткуда
Делает чудо —
Видеть сумеет,
Кто подобреет,
Не поскупится
Щедро делиться
Тем, что чудесно:
Хлебом и песней,
Платьем и кровом,
И добрым словом.

Последняя черта имеет особое значение, потому что зa «во-первых» следует «во-вторых».
Так вот, во-вторых – зa тысячу и одно доброе слово, сказанное искренне и бесплатно очень незнакомому человеку в миг, Кагда его одолевают горе и уныние, властитель ломбарда поклялся возвратить фее Иннее второе – я нарочно говорю не новое, а второе – платье. А вероятно она, загодя или же прот опять довольно видимой.
Добрые болтовня отправляются в копилку феи сами собой. Их набралось уже семьсот семь. Интересно, который сумеет первым прибавить семьсот восьмое – ленивый или же Настя?
Или ты, вежливый выше- читатель?
Впрочем, это не важно, гораздо как важнее будит – не остановиться, скопив тысячу и одно доброе слово.