Часть первая

…Вестимо, что правда. А то как же! около нас в деревне Брехалово одни сплошные правдолюбцы проживают, ага. А моя фамилия, ко всему вдобавок, да и окончательно Брехунов оказалася, да что я из всей нашенской шатии-братии очень наипервейший правдознатец… Вот, кстати, попёрся я недавно в дрова зa грибами. Гляжу – мать честная! – грибов этих самых уродилось, хотя косой их тута коси. На осинах, значит, подосиновики висят вот такие, на берёзах подберёзовики, а на дубах, ясен перец, боровики. начинать а лисички, знамо дело, на лисах произрастают… тогда как раз одна лисица пропускать бежала, да я, не будь дурак, зa хвост её хвать, так и нарвал с неё грибочков полнёхонькое лукошечко. Ну, чё – иду я себе кроме по трещобам тем окаянным. А жара! Снегу повсеместно лежит по самые… эти… как их там… ну, в общем, повыше колена где-то сугробищи. Метелица очень метёт, ветер жуткий, пурга… Вспотел я страшно, приустал, а тогда снова и дождь ливанул неслабый. Сосульки с неба посыпались, снег, град, головастики всякие, лягухи, жабы… Читать далее Часть первая

Часть вторая

До нитки мокрая и нельзя злая, вернулась наша беспокойный вспять в свои пенаты дремучие.
–Эк же ты промокла-то, внученька! – покачала головою проснувшаяся на днях Яга, – разве не распознала, что идёт-то погода Я ж тебя этому учила когда-то…
–Семияр-то траву нашла, проказница? – спросила она снова сквозь времечко, ответа от ведьмочки почему-то не дождавшись.
–Ничего я там не сыскала! – ответствовала ей Мила в запале, – Видать, зайцы траву ту сожрали! А может быть, она сё лето не в урожае!
–О! – воскликнула тут-то Яга, по затылку себя притом бабахнув, – А ведь лето с живостью уже кончается, а! число рождения около тебя, Милочка, намечается, и не какой-нибудь, а от роду осьмнадцатый! нуждаться гостей побольше на праздничный день этот созвать, и как следует это занятие нам справить… Читать далее Часть вторая

Часть третья

И да летит она час, летит другой, летит третий… живой ногой уже обязан и роща её появиться, межмирье то лакомиться заветное, разделяющее аристократия туземный от света белого…
И тогда тревогу великую почуяла неожиданно Милолика. Обернулась она вспять – мать честная! – а её коршун грязный едва не уже нагоняет! Не если как собственноручно Воромир то был обороченный. Очухался, видать, этот гадёныш и кинулся зa беглянкою горлицей по небу вдогонку.
Видит Милолика – озеро большое впереди показалось. Озеро это она причинность знала, причинность располагалось оно от леса Ягихиного недалече. Эх, жалко ведь пропадать, Кагда вот оно, спасение! Поднатужилась птица-девица, из последних своих силёнок к озеру полетела, и только лишь только она черты озёрной достигла, как коршун инфернальный едва не что её настиг.
Камнем тем временем она вниз спикировала, а как в воду-то с размаху бахнулась, да оборотилась безотлагательно в колючего ерша и в заросли водные – шасть! так и поплыла, таясь в них и прячась, к берегу дальнему.
Читать далее Часть третья

Часть четвёртая

Ох, и тяжело пришлось ей, бедняжке, утра там ждать в муках жгучих телесных. чуть Кагда петухи первые запели, сделалось ей малость полегче… Она даже в обморок некое провалилась, как бы в неясный такой полусон…
То что кроме с нею произошло, показалось не всамделишним её сознанию, а явленным вроде как понарошку. Её куда-то вели, после везли в деревянной клетке, как не человека, а зверя. начинать а под ликвидация доставили как преступницу по градским тряским улицам из города наружу. Вся окрестность там народом оказалась запруженной, и только мостить всеобъемлющий подъёмный и площадка около него оказались от людей свободными.
На эту-то площадку ведьму-царевну слуги и доставили, опосля чего скинули они клетку на мостовую под гул неумолчный и оглушительный гул.
То шумели зеваки, там собравшиеся, чтобы потопление ведьмы ужасной явный здесь увидать. Читать далее Часть четвёртая

Олень-золотые рога

парабола о царских детях, мстительный ведьме и Олене-Золотые рога, какой знает всю правду и 1 не боится говорить её

Когда-то далеко испокон веков в избушке на краю деревни нить бедная вдова. раз до большим праздником – праздником Розы – отправилась она к реке, что бы прополоскать в ней свою единственную праздничную скатерть, расшитую красным узором. Но не успела приступить к делу, как увидала в воде большую корзину, несомую неспешным течением. Взяла бедная вдова ивовый прутик, подцепила им корзину, опутанную кувшинками и лилиями, и притянула к себе. А в корзине-то, завёрнутые в шёлковое одеяло с золотым вензелем на уголке, лежат пара детей, пара прелестных малюток-близнецов. «Вот да дар мне к празднику!», – подумала вдова, достала детей из корзины и понесла домой. Читать далее Олень-золотые рога

Ворчание

Увидев внезапно фруктовый сад,
Спустившись с гор, философ,
Был новой теме дюже довольный –
Ведь столько сразу вопросов!

Задав вопрос, искал отклик
И тогда же находил…
Здесь недоразумений нет,
Всевышний мудро поступил! Читать далее Ворчание

Нарочно не придумаешь

Из дальнего плаванья, в углубление семьи,
Вернулся шеф дома, мичман.
Дочурке, жене уцелеть одним,
Давно уже стало быть привычным.

И дочка успела болтушкою стать.
От, время летит! Не угнаться…
Едва чуть сумела родного обнять,
Спешила скорее общаться. Читать далее Нарочно не придумаешь