Куйцук

давно жил человек
По имени Куйцук.
Работал, пища мой добывал
Не покладая рук.
Был невысоким мужичком
(Так сказание говорит),
Был шутником, весельчаком
(Так предание говорит).давно жил человек
По имени Куйцук[hide][hide]1[/hide].
Работал, заработок мой добывал
Не покладая рук.
Был невысоким мужичком
(Так вымысел говорит),
Был шутником, весельчаком
(Так вымысел говорит).

И вот некогда с поля он,
Усталый, возвращался.
И вы поверите ли — чёрт
Куйцуку повстречался!

Чёрт говорит: — А ну, чудак,
Постой две-три минутки,
Я знаю, ты гигантский знаток
На всяческие шутки.
Попробуй, переспорь меня.
Попробуй, удиви меня,
Я – чёрт. Все черти – мне родня.

— начинать что же, чёрт, — сказал Куйцук, —
Мне по душе игра.
Как раз ныне в нива вдруг
Встречаю комара.
Его прихлопнуть удалось
Мне с одного удара,
Но едва комара донёс
Я с поля до кошары!

— да ты по-этому спешил
И всем похвастаться решил,
Охотничек удалый?
Свалил ты зверя в сей раз
Такого, что и наивный глаз
Не разглядит, пожалуй!

— Не да велик комар, нет слов,
Но псы знакомых чабанов
Его как только крылышко одно
Разгрызли еле-еле,
Но да и не доели.

— ей-ей ты не тех собак позвал,
То просто моськи,— бес сказал,—
Облаивают дураков,
А пасти — решительно бес клыков.

Куйцук смеётся: — Ладно, пусть,
Но только я тебе клянусь,
Что каждая из тех собак,
На задних лапах стоя,
Орла ухватит в облаках,-
А процесс не простое!

От злости завертелся чёрт:
— так ты лгун лучший сорт,
Наверняка орлы твои —
И не орлы, а воробьи!
Тебе не верю ни на грош,
Нет, ты меня не проведешь!

— хоть бы орлов на небе тьма,
Я целостный час считал дома,
Что умещались под крылом
У каждого нз тех орлов.
Считать умею хорошо,
Но сосчитать не мог. Ушёл.

— Скажи, дома твои мелки,
Как спичечные коробки
Иль кубики, к примеру?
Ты ври, желание знай же меру!

— Я не сказал, что те дома
На крепости похожи.
Но лишь я не сошёл с ума,
И ты б рихнулся тоже:
В какой угодно заглядываешь здание
И видишь: обитают в нём
Сто десять великанов —
Красивых и румяных.

Чёрт завопил: — Неправда, ложь!
Про великанов всё ты врешь!
А жили там ежата,
Ещё верней — мышата.

— начинать что ж, толкать(ся) может, ты и прав,
Но около мышат тех необузданный нрав:
Любой быка задушит,
Колодец сразу осушит.

— Нет,— бес мотает головой,—
Наверняка колодец твой —
Всего как только малость копытца,
Как из него напиться?

— Придешь с утра к колодцу ты,
Ведро опустишь — звук воды
Услышишь как только к закату.
А чтоб наверх погода поднять—
Об этом даже и воздушные замки строить
Не смей — тяжеловато.

— Козлиной тощей бороды
Был сей число короче,
Короче волоса… А ты
Разговорился очень!

(И стало быть чёрту конечно вдруг,
Что посрамит его Куйцук).

— Да, число такой же, как вчера,
Не да быстро долог был он.
Но жеребёночек, с утра
Родившись, стал кобылой,
Она, скажи на милость,
В тот число ожеребилась,
Сынок здоров и полон сил,
Я собственноручно овсом его кормил.

— Чему ты радуешься да
Ты на себя взгляни, простак.
Всё, что ты наплёл,— враньё,
Чувяки твои — рваньё,
И шляпа плохо сшита,
Похожая на сито!

— Зато скажу, что захочу,
Хочу — молчу, хочу — кричу
О охотно и плохом.
Иду, гораздо зовёт душа,
Мне житье-бытье такая хороша,
Останусь чудаком!

И рассмеялся выше- шутник.
А бес примолк, очень поник,
Корявой ножкой топнул
И неожиданно от злости лопнул.