Курочка Ряба и золотое яичко

Жили-были Дед согласен женщина и была около них Курочка Ряба…
Все помнят эту сказку, Но не все знают, что это только присказка. Сама же вымысел только начинается.
Снесла Курочка простое яичко, успокоились Дед и Баба. тогда пришла внучка Машенька. Видит – кошка уже вылизала разбившееся яичко. Маша взяла помело и начала заметать скорлупки. Смотрит – а они блестят, правда да ярко! Собрала Машенька все скорлупки и начала писать из них яичко, захотела понимать его таким, какое оно было вначале. Вот была бы игрушка – Золотое Яйцо! А скорлупки рассыпаются, не хотят держаться. Она к Бабе:
— Баба, помоги!
Баба придумала: взяла целое яйцо, проделала дырочки с двух концов и выдула содержание в чашку. Осталась пустая целая скорлупка, на которую Машенька могла наклеивать золотые скорлупки. А что бы скорлупки держались, трусливый дала Маше чашку с яичным белком.
Машенька села в место и начала искать скорлупки – по форме, по размеру, по кривизне… Обмакивает и наклеивает, сдвигает, переставляет… И собрала! стало быть яйцо нарядное, как прежде. Даже наряднее: само – золотое, а по золоту – белые прожилки – следы трещинок, разделяющих отдельные скорлупки. Маша положила новую игрушку на окно, на солнышко, что бы скорлупки крепче присохли.Жили-были Дед ей-ей жена и была около них Курочка Ряба…
Все помнят эту сказку, Но не все знают, что это только присказка. Сама же выдумка только начинается.
Снесла Курочка простое яичко, успокоились Дед и Баба. тогда пришла внучка Машенька. Видит – кошка уже вылизала разбившееся яичко. Маша взяла окомелок и начала заметать скорлупки. Смотрит – а они блестят, согласен да ярко! Собрала Машенька все скорлупки и начала соединять из них яичко, захотела понимать его таким, какое оно было вначале. Вот была бы игрушка – Золотое Яйцо! А скорлупки рассыпаются, не хотят держаться. Она к Бабе:
— Баба, помоги!
Баба придумала: взяла целое яйцо, проделала дырочки с двух концов и выдула содержание в чашку. Осталась пустая целая скорлупка, на которую Машенька могла наклеивать золотые скорлупки. А что бы скорлупки держались, женщина дала Маше чашку с яичным белком.
Машенька села в место и начала выбирать скорлупки – по форме, по размеру, по кривизне… Обмакивает и наклеивает, сдвигает, переставляет… И собрала! стало быть яйцо нарядное, как прежде. Даже наряднее: само – золотое, а по золоту – белые прожилки – следы трещинок, разделяющих отдельные скорлупки. Маша положила новую игрушку на окно, на солнышко, что бы скорлупки крепче присохли.
А занятие было прежде Пасхи. Русский ювелир с французской фамилией Фаберже ехал в своём экипаже в сторону столицы и размышлял: какой бы новомодный взятка преподнести царю и царице? Уже всё передарено: были и украшения, и столовые приборы, и шкатулки… А служба придворного ювелира требует изобрести новинку. верно и отличиться хотелось в год коронации императора.
Проезжает он по деревне и видит: на окне в одной избе вещь золотом блестит…
Зашёл ювелир в избу – попросил попить воды, а по своему произволу забота с окошка не сводит: вот оно! То, что он искал! Вот что он подарит царю!
— Старик, продай мне это яйцо.
Старик уже начал прикидывать, какую бы цену запросить, Но тогда Машенька вышла будущий и говорит:
-Это моя игрушка, я её сама сделала и сама буду с ней играть.
— А как ты её сделала?
— Курочка Ряба снесла.
— Дед, продай курочку!
Тут уже будущий выступила Баба:
— Что ты, мил человек! Кормилица наша!
— Я вам зa неё десять кур и петуха куплю.
Согласились Дед и Баба, а Маша заплакала.
Едет Фаберже, Рябу к себе прижимает, дремлет, и видится ему, как преподносит он императору ассортимент невиданных яиц. А яйца все разные, каждое украшено драгоценными камнями правда прожилками-виньетками… И правитель жалует ему титул, имение, орден, а золотые Яйца Фаберже везут на выставку в Париж…
Дома ювелир для Курицы-Несущей-Золотые-Яйца отвёл первый угол, стал содержать отборным зерном, пить чистейшей родниковой. водой… И Курочка Ряба стала говорить ему яйца – на удивление: крупные, одно к одному, подчас по вдвоем в погода – но… обычные, с белой скорлупой.
Осерчал Фаберже, хотел отдать Курочку Рябу на кухню, правда вспомнил поговорку: не руби курицу, несущую золотые яйца. Поехал вновь в деревню, к Деду и Бабе. И Курочку Рябу с собой повёз.
— Зачем обманули?
— Что ты, барин! Эта самая Курочка.
Хотел судом припугнуть, так точно одумался: зачем кому-то точно знать о его открытии?
— Покажите, где она около вас жила, расскажите, чем кормили?
Оказалось, загородный дом и постройки Деда стояли на месте, где на вид выходило низ древней золотоносной речки. Курочка раскопала ямку в углу курятника, клевала песчинки и блёстки, — где кроме было зимой встречать камушки, необходимые всякий курице? Видимо, эти блёстки и разукрасили яйцо золотом.
На ночь ювелир остался в курятнике, не сводил глазища с драгоценной курицы. Назавтра Ряба заквохтала, стала моститься на гнездо. Фаберже, затаив дыхание, ждал. И не зря! Кагда Курочка Ряба сошла с гнезда, он увидел чудо: ровное, идеальной формы Золотое Яйцо!
С тёплым опять Золотым Яйцом в руках и Курочкой Рябой в кошёлке ювелир вошёл в избу, настраиваясь на предстоящие переговоры с Дедом.
Тут надо сказать, что покамест Фаберже дежурил в курятнике, вернулся священник Маши. Он воспитывал девочку один, и на время отсутствия оставлял Машу около Деда с Бабой. Константин (так звали Машиного отца) занимался извозом, ему случалось и торговаться, и водить переговоры. Он был грамотным, умным и по-житейски хитрым.
— Здравствуй, барин. как тебе нравится наше яичко?
— Что?! Это моя курица снесла его, вот я около этой бабки купил её, зa десять кур и петуха!
— Да, курица твоя, а яйцо – наше. Ты с ним поаккуратнее, не разбей. На Пасху отпускать повезу в город.
Ювелир только хватал ртом воздух, задыхаясь от такой дерзости. Но и не нашёлся, что ответить.
— Барин, ты купил курицу, забирай её и мы в расчёте.
— А – о – около – ы – ы !! — А сказать-то Карлу и нечего.
Начались переговоры. Ювелир помнил мой неясный и решил воплотить его в жизнь, не оставляя возможным конкурентам ни единого шанса. Константин тожественный рассуждал здраво, понимая, что если пройдёт чувство о милый жиле, не видеть ему не только денег, Но и дома дозволительно лишиться.
И порешили так. Поскольку обоим не выгодно, что бы о тайне происхождения Золотых Яиц стало быть известно всем, Фаберже будит делать закупки около Константина все золотые яйца по хорошей цене – до самой смерти Курицы-Несущей-Золотые-Яйца. о чём и подписали заслуженный контракт.
Константин на полученные касса построил птицеферму, предусмотрел там для мимоходом Курочки Рябы разобщенный павильон, стал по протекции ювелира поставщиком диетического куриного мяса к императорскому столу.
Фаберже, освоив работу по золотым яйцам, основал компанию, которую назвал «Фаберже и К°». Компаньоны расшифровывали сокращение «К°» отдельный по-своему. Ювелир – как закон болтовня «компаньоны», Константин – как точка отправления своего имени. А Машенька считала, что это всяк раз звучит голосок Курочки Рябы: «Ко-ко-ко!»
Нужно сказать, Машеньке да запомнилась эта история, что она, став старше, закончила сельскохозяйственную академию, защитила диссертацию на тему: «Репродуктивная занятие кур-несушек и возбуждение на смесь яичной скорлупы соединений благородных металлов». Стала Героем социалистического труда.
Но это уже другая сказка.

В. Полюх, г. Иркутск, 2012 год