Сон

Ночь улыбалась мне яркими звездами. Я находилась на крыше, держась одной рукой зa флигель, в виде двух ангелов играющих на лютнях, и смотрела вниз, наблюдая, как волны одна зa иной долго ударяются о чернеющие внизу камни. Я глубоко вдохнула холодный атмосфера пропитанный запахом соли и морских водорослей, вынесенных на земля вчерашней бурей, и с грустью улыбнулась своим мыслям: «мое любимое место.… тогда намного лучше, чем там. Здесь я могу почувствовать себя свободной…. Эх, как же я не хочу туда идти, очень не хочу! Папа, наверное, немедленно ищет меня по всему замку. начинать и пусть! Сами виноваты! пускай бы мне любопытно, как мама в сей раз украсила зал…. Но…. как же я зла!!! Это же нуждаться было придумать! Жениха они мне нашли! Ха! Вот пусть сами зa него и выходят! Обидно… даже мама была с ним согласна».
Послышался аккорд хлопающих крыльев. Я отвлеклась от раздумий и посмотрела на ворону, приземляющуюся на голову одного из ангелов флигеля.
— Ка-р-р! Здравствуй подруга, — поприветствовала меня она.Ночь улыбалась мне яркими звездами. Я находилась на крыше, держась одной рукой зa флигель, в виде двух ангелов играющих на лютнях, и смотрела вниз, наблюдая, как волны одна зa противоположный долго ударяются о чернеющие внизу камни. Я глубоко вдохнула холодный атмосфера пропитанный запахом соли и морских водорослей, вынесенных на земля вчерашней бурей, и с грустью улыбнулась своим мыслям: «мое любимое место.… тогда намного лучше, чем там. Здесь я могу почувствовать себя свободной…. Эх, как же я не хочу туда идти, очень не хочу! Папа, наверное, теперь ищет меня по всему замку. начинать и пусть! Сами виноваты! пусть бы мне любопытно, как мама в сей раз украсила зал…. Но…. как же я зла!!! Это же должно было придумать! Жениха они мне нашли! Ха! Вот пусть сами зa него и выходят! Обидно… даже мама была с ним согласна».
Послышался аккорд хлопающих крыльев. Я отвлеклась от раздумий и посмотрела на ворону, приземляющуюся на голову одного из ангелов флигеля.
— Ка-р-р! Здравствуй подруга, — поприветствовала меня она.
— Здравия и тебе сестра,- улыбнулась я, и вторично перевела воззрение на море.
— Ка-р-р! о чем принцесса грустит сегодня?
— А давай-ка полетаем наперегонки? – сказала я, расправляя сложенные зa спиной крылья.
— Победитель, как всегда, дает щелбан проигравшему?
— Да. начинать что? На старт… внимание… марш!
Я отпустила здание и, прижав крылья плотно к телу, стрелой бросилась вниз, почти что около самой воды раскрыла их и живо побежала по воде кончиками пальцев касаюсь гребешков небольших волн. Я скоро взмахнула крыльями, отталкиваясь от воды, и взмыла вверх, к звездам. Я летела все выше и выше. Мне было свободно и свободно. Я кружилась, раскинув руки, смеясь и ощущая себя счастливой: «сейчас употреблять только я, ночь, звезды и бушующее где-то внизу море….»
Вдоволь налетавшись, я направилась к мечети, где меня уже поджидала ворона. Я присела близко с ней, свесив ноги с крыши и болтая ими в воздухе.
— К-а-р! Принцесса проиграла! — сказала ворона, — с меня щелбан! — раздался громкий девичий голосок. Я повернулась к Карине, черноволосой девушке в летящих черно-синих одеждах.
— И как ты да опрометью В любое время оборачиваешься, что я этого даже запоминать не успеваю, — усмехнулась я, подставляя лоб для щелбана.
— А вот такая я! — рассмеялась она.
— Ой! Больно…. — потерла я место, на которое пришелся удар.
— Да, ложь все! Я до тебя едва дотронулась! А вот если будешь и дальше притворяться, я в этом случае тебе да в лоб в будущий раз стукну, будешь после с шишкой ходить! начинать ладно, шутки в сторону, да что около тебя случилось? Зачем с бала сбежала? Он же устроен в твою честь.
— Эх, Кар, да все и не объяснишь…- вздохнула я, смотря на суетящихся внизу прохожих.
— А ты попробуй! Я может смогу чем помочь!
— Боюсь, что даже ты бессильна.
— Ты сомневаешься в моих способностях? — алый искра вспыхнул в ее глазах.
— Нисколько, просто…. думаю это надо признаться тебе не по зубам!
— Ах, так! начинать посмотрим, теперь же говори, что ты хочешь!
— ей-ей всего-то не хочу продолжаться принцессой. ей-ей не смотри ты на меня такими круглыми глазами. Это воистину так, мне надоело до глубины души, что все передо мной преклоняются и изо дня в день твердят принцесса то, принцесса се, как как бы им больше нечего обсуждать. А опять духовенство со своей свадьбой. В общем, устала я от только этого. Хочется пожить как обычная нормальная девушка, влюбиться, а не знать, что впереди ждет только негодное по расчету. Понимаешь? Нет?
— конечно все я поняла! Ваше высочество просто не осознает, как ей повезло!
— о чем ты?
— согласен так… боюсь, я не без того не могу тебе помочь… зато я знаю, который сможет?
— И который же?
— Вакентул.
— сей старый, безумный на звездах, чудик?
— И совсем он не помешанный! Просто… около каждого свои увлечения.
— Ну-ну
— А ты не нукай, полетели к нему, он обязан обретаться в своей башне.
— Да, на балу его действительно нет, он их удерживаться не может.
Карина обернулась вороной, и мы направились в стороны самой высокой башни дворца, в которой была расположена лаборатория Вакентула.
Стоило мне ступить на подоконник, как раздался старческий голос:
— А принцесса Виолетта. Здравствуйте, вы как раз вовремя, вот-вот начнется парад планет. Это грандиозное событие происходит только лишь…
И к тому же минут пять он рассказывал нам о звездах, покамест его не перебила Карина, успевшая, уже принять человеческий облик:
— начальник Вакентул, принцесса пришла к вам с просьбой.
— правда — удивленно и совсем немного разочаровано вздохнул он. — И чего же желает принцесса?
Карина подошла к нему и вещь яростно зашептала на ухо.
— А… понятно… — протянул он, — вы выбрали далеко удачное время… — он подошел к шкафу и начал искать в нем, — где-то она была здесь… я точный помню, что клал ее куда-то сюда…
— Кар, что ты ему сказала? — тихо спросила я ее.
— Не беспокойся! Все будит да как ты хочешь…
— вещь я уже не колоссально этого хочу…
— Принцесса испугалась?
— Нисколько! — вскинула я презрительно голову и, посмотрев в ее сощуренные глаза, поняла, что освобождаться мне уже не удастся. Я махнула рукой и подошла к телескопу, рассматривая ночное небо, в одном месте наблюдалось умножение многих ярких звезд.
— Нашел! Ах ты родимая! очень запылилась! — обрадовано заскакал Вакентул по комнате, стряхивая порошина с явно вконец старой книги в кожаном переплете.
Полистав ее немного, он стремительно начертил на полу не мало непонятных знаков образующих круг.
— Ваше высочество, встаньте вот сюда, — указал он на средоточие получившегося круга.
Я, опасливо косясь на непонятные знаки, взглянула на Карину, она кивнула и ободряюще улыбнулась, между тем я сделала поступь и очутилась будто в центре знаков.
— А в настоящее время закройте глаза.
Я сильно их зажмурила.
— Внимательно меня слушайте принцесса, — его визг стал удаляться, — как только вы захотите вернуться, вам нуждаться будит говорить только лишь…- его напев следовательно очень не слышно, я подождала опять какое-то время и открыла глаза.
На меня тогда же обрушился шквал звуков: «тук-тук» стучали колеса метро, около переговаривались пара молодых людей, старающихся перекричать грохот поезда.
«Эх, еще задремала в метро» — я переступила с ноги на ногу, пытаясь, устроиться поудобнее, толстая женщина раздраженно посмотрела на меня, вещь пробурчав себе под нос.
— Станция Комсомольская, — прозвучал глас машиниста, и меня потоком людей вынесло на платформу.
До работы я шла, с улыбкой вспоминая чудный сон: «жаль, что в действительности около меня нет крыльев, было да сильно летать, вот только, хвала богу, я не эта принцесса, а обычная девушка. Представляю сколь около нее забот и проблем, ей-ей снова кончаться замуж зa человека, которого она не знает и не любит. Нетушки… не приходится мне такого счастья. А в самую пору я вещь ни за что не припомню, как выглядел тот принц. Интересно… он красив?»
— БИИИп!
Я подпрыгнула от неожиданности и только безотлагательно поняла, что стою на середине дороги, и светофор горит красным.
— Смотри гораздо прешь! — раздался хмурый выкрик водителя.
— Ой! Простите!- воскликнула я и стремительно перебежала оставшуюся делянка дороги.
«Мда, да замечталась, что едва под машину не попала. Пора уже просыпаться. Приду, должен будит кофе попить».
Очутившись в своем кабинете, я с тоской посмотрела на кипу бумаг, которые следовало разобрать. Дверь открылась и ко мне вошла Маша:
— Виол с добрым утром, около меня употреблять сам-друг билета на нынешний согласие в клуб «Антарктика». Пойдешь со мной? Ведь, правда?
— А который там будит ходить – спросила я, стараясь побороть зевоту.
— Бек.
— Кто?
— Ты что не знаешь? Его к тому же называют дворянин современной эстрады. Он красив и да что сложен, а вторично около него страшно сладостный голос. Я его песни просто обожаю.
— Ни разу о таком не слышала.
— начинать ты даешь! согласен его клипы и песни теперь по всем каналам и радио крутят.
— Ты забыла, около меня же нет телевизора, так и радио я не слушаю, мне хватает моего ноутбука, в что закачены все мои любимые песни.
— Эх ты…. Деревня! начинать да что? Пойдешь?
— Ладно! Уговорила, посмотрим на этого принца.
— Ааааа!!!! Здорово!- бросилась она содержать меня, — в этом случае опосля работы заскочим по домам переодеться и я зa тобой заеду в восемь.
— Хорошо.
Как только ушла Маша, раздался телефонный звонок.
— Бухгалтерия, Виола, слушаю вас, — ответила я.
— Зайдите ко мне в кабинет, — услышала я звук Елены Викторовны, какой не предвещал мне так себ е хорошего.
Я, надеясь, что около нее просто плохое настроение, тихонько постучала в дверь ее кабинета.
— Заходите.
Я вошла внутрь, душа пропустило двое удара. Хватило одного взгляда на нее что бы понять, что на она была не просто зла, а сильно зла. И все который ее знал, старались в такие моменты не случаться ей на глаза. теперь она сверлила меня своими серыми холодными глаза, так, как лже- хотела проделать во мне дыру.
— Садись, — в конце концов процедила через болезнь она.
Я присела на стул насупротив ее стола. В следующее мгновение она бросила в мою сторону папку
— Это что!? – выкрикнула она, тыкая пальцев по папке.
Я испугано стала пролистывать рассыпавшиеся бумаги.
— Почему бюджет на канцелярские товары превышен нашим отделом в три раза? сейчас как мы доработаем до конца года, Кагда мы даже ручки приобрести не можем?
— Но….но вы же сами писали мне список, что нам необходимо, а я только выписывала их со склада?
— Что-о? Ты смеешь приписывать кому что меня, что я истратила место бюджет?!
— Простите, Но я…
— Молчать! Иди к себе!
Я развернулась и поспешила на выход, уже в дверях я услышала:
— Никакой премии до конца возраст не получишь!
Закрыв зa собой дверь кабинета, я яростно сжала кулаки.
«Тихо, тихо….Успокойся… тебе же нужна эта работа,» — мысленно успокаивала я себя. Глаза от обиды были полны слез, хотелось убегать гораздо глаза глядят, туда, где нет никого и разреветься. Я долго пошла в мой кабинет. Что бы малость отвлечься от плохих мыслей я навела себе кофе и открыла книга на первой попавшейся странице и прочитала заголовок:
— Принцесса Швеции посетила помещение для детей и больницу, в которой лечились дети, с сильными ожогами, пострадавшие опосля автобусной аварии…
«Хотела бы я да же, что б нуждаться мной не было тупых начальников, делать благотворительностью, споспешествовать и помогать больных детей, а снова бы вскрыть свою школу, самую лучшую школу в стране, в которой дети хотели бы учиться. Эх… я еще замечталась… около меня даже нет педагогического образования… согласен и платят маловато в школе, на такую зарплату как не проживешь…»
Закрыв журнал, я принялась зa отчеты.
Закончив работу, я поспешила домой, хоть это и домом то не назовешь, так, временное прибежище.
Комната, которую я снимала вот уже полгода встретила меня шумом зa стенкой, сосед вновь вещь не поделил с соседкой и вновь помещение была полна криков. если бы не низкая ценность аренды этой комнаты я бы, наверное, издавна бы переехала.
Раздался телефонный звонок.
— Да… а, привет мам! разумеется около меня все хорошо! Не беспокойся! Я нормально питаюсь. Что визг печальный ей-ей не печальный он вовсе, я просто не выспалась сегодня, а теперь я собираюсь на концерт. Я после тебе все подробно расскажу, а немедленно мне следует сполоснуться сходить. Конечно, я непременно тебе завтра позвоню и расскажу, как все прошло. начинать все пока! Всем привет передавай! Целую!
Я положила трубку, и слезы, место число с таким трудом сдерживаемые, хлынули ручьями: » начинать зачем она мне позвонила?! Аааааа!!! Прости меня мам! Я такая жестокая… Но как же мне немедленно хочется вас всех увидеть! Я да скучаю! Боже дай мне сил… Но я не могу вернуться, прошлого не воротишь, ведь да если б вы только знали, как мне один и грустно бес вас… «
Я вытерла рукавом халата плач и пошла умываться. Прохладные струи воды малость взбодрили меня, я провела ладонью по запотевшему стеклу и улыбнулась своему отражению: « ничего…. и на моей улице будит праздник…»
Одевшись и накрасившись, я, в ожидании звонка от Маши, стала листать интересные картинки. На одной из них был изображен замок, пред которым на лугу паслись не мало единорогов и порхали разноцветные бабочки.
«Наверное, в таком замке что жить, вся бы моя семья разместилась. просто ютиться с теми, кого ты любишь, весело жить с ними свое время это, наверное, счастье. когда-то я непременно буду счастливо проживать со своей семьей».
Мои мысли прервала напев звонка.
— Да…. Привет Маш! Уже спускаюсь.
Подхватив сумочку, я поспешила на выход.
Доехали мы по меркам столицы достаточно быстро. Показав билеты на входе, мы прошли внутрь. В многих залах клуба было да куча народу, что даже садиться было не куда.
— как я и думала, все пришли посмотреть на выступление Бека, хорошо, что я предварительно позаботилась о нас и заказала столик. А вон он, едва не около самой сцены, — весело произнесла Маша, указывая налево.
Мы с трудом протолкались к нашему столику.
К нам тогда же подскочила улыбающаяся официантка, она протянула нам меню.
— Вы же пришли посмотреть на Бека? — улыбнулась она.
— Да, а что? — спросила Маша
— Он такой классный, я б его да и расцеловала. Он высокий, красивый! просто принц! Кстати, по секрету, он уже тогда и торопливо выйдет. Может, вы желаете приобрести футболки, значки или же просто фотографии с его изображением. Он, правда, такой милашка!
— Оооо… — обрадовалась Маша, — мы непременно возьмем пару фотографий для автографов, действительно Виол?!
— как хочешь, — одинаковый пожала я плечами.
— Тогда, я вам едва попозже принесу не мало на выбор, а теперь будете что-нибудь заказывать?
Мы сделали заказ, как только официантка отошла от нас, раздался смачный голос:
— Дамы и господа, встречайте! Впервые в нашем клубе дворянин нашей эстрады! Поприветствуем Бека!
На сцену вышли музыканты.
— требуется же… в живую собирается петь, — удивилась я, с интересом рассматривая вышедших парней, все они были молодыми и достаточно симпатичными.
Зазвучали первые звуки музыки, и на сцене появился Бек, он и действительно оказался высоким черноволосым красавцем. Я заворожено следила зa ним, наслаждаясь музыкой. Мне конечно нравилось то, что творилось на сцене, чему я была не приказывать рада. Где-то в середине его выступления к нам еще подошла официантка со стопкой фотографий. Маша продолжительно перебирала их и ни за что на свете не могла предпринимать какую же выбрать, я, посмотрев на ее метания, взяла первую попавшуюся, решив, что его автограф будит памятью о сегодняшнем вечере.
Когда он закончил выступать, к нему ринулась сбор девушек с цветами, охранники профессионально взяли его в кольцо. И вновь напев объявил:
— Дамы и господа прошу вас совсем немного поумерить пыл. Бек нравиться был ходить теперь и как обещанный сюрприз, всякий желающий сможет подойти ныне к его столику и жениться около него автограф.
Толпа помаленьку рассосалась, и Бек скрылся зa кулисами. Вскоре он появился вновь, Но уже в сопровождении двух красивых девушек. Они сели зa столик в углу, приблизительно насупротив нас. Охранники выстроили всех желающих в очередь и Бек начал делить автографы. Девушки сели по обе стороны от него, они о чем-то болтали побратим с другом, иногда обращаясь к Беку, Но он скользил по толпе безразличным взглядом и в основном игнорировал их, создавалось впечатление, что сообщество этих девушек его тяготило. Увидев, что в очереди зa автографами осталась платье человек, мы с Машей поднялись со своих мест и направились к нему. Первой подошла Маша, она протянула ему фотографию.
— как тебя зовут? — спросил Бек, не глядя на нее.
— Маша, — ответила она.
— Спасибо, что пришли на сегодняшнее выступление, — монотонным голосом произнес он.
В голове мелькнула мысль: «это же сколь раз он теперь повторил эту фразу».
— благодарность вам. Вы очень лучший! — затараторила она, отходя в сторону, он устало кивал в ответ.
— как тебя зовут? — точный да же как и Машу спросил меня он.
— Виола.
— Какое красивое имя, — поднял он на меня глаза и улыбнулся, я напрасно улыбнулась в ответ, — спасибо, что пришли сегодня, — сказал он, вручая мне фотографию с автографом.
— Да… — только и смогла говорить в противоречие я. И меня тогда же оттеснила малолеток в коротеньком платьице, протягивающая ему фотографию и восхищенно расхваливающая его выступление, я бросила прощальный мнение на него и вернулась зa выше- столик.
— Классный! Правда?! — восхищенно вздохнула Маша, — вот бы мне такого парня. хоть нам обычным девушкам дозволительно о нем только мечтать.
Мы вторично малость поболтали, потанцевали, и Маша отвезла меня домой.
Я потихоньку, стараясь не разбудить соседей, прошла к себе. Переодевшись в пижаму, я вытащила из сумки полученный теперь автограф. Со снимка на меня смотрел улыбающийся Бек.
«Мы будто бы из разнообразных миров. Он недосягаем для меня…. хотя мы ходим по одной земле, Но монета и ситуация в обществе играют здесь не маловажную роль. Принц…хм… интересно будь я принцессой он бы пригласил меня на собрание Эх, что зa бред…»
Я убрала фотографию на книжную полку и легла в постель.
Я закрыла глаза: «сегодня был удивительный день… прежде сей неясный про принцессу, после начальница со своим бюджетом, опять мама, а после случай с Беком. Вспоминая и оценивая все сегодняшнее, я не могу не думать, что принцессой иметь не да быстро и плохо. Господи пусть мне теперь приснится достопримечательный сон, в котором я буду плясать с прекрасным принцем…. Да, я хочу фигурировать принцессой, добро бы бы…»
Договорить я не успела.
— Ваше высочество, — раздалось над ухом,- принцесса очнитесь!- неизвестный требовательно тряс меня зa плечи. Я с трудом разлепила глаза и увидела обеспокоенные лица Карины и Вакентула. – как вы? Проснулись? – спросил он.
— Что это было? — проговорила я, тря кулачками глаза. — Это был сон?
— так точно — ответила Кар.
— как вы себя чувствуете? — спросил Вакентул.
— Паршиво. Но это, правда, был только что неясный И я туда больше не вернусь?
— Можете мне поверить! – заверил он меня, и я облегченно вздохнула.
— Но как же я там все да чувствовала и даже плакала, — усомнилась я.
— Это был неестественный сон. А теперь ваше высочество я думаю, вам стоит поспешить во дворец, едва не все гости уже прибыли.
— Да, конечно, — промолвила я, все снова не очень понимая, что происходит.
— Я провожу тебя, вещь ты бледная больно, тебе кроме приходится переодеться, — сказала Карина, превращаясь в ворону.
Я последовала зa ней. Мы резво долетели, и она оставила меня на растерзание служанкам, которые встретили меня охами и ахами. Они тогда же стянули с меня одежду и надели золотистое платье. Я подошла к зеркалу. На меня из него смотрела принцесса, голову ее украшал филигранный милый венец, белоснежные волосы локонами были уложены в красивую прическу. Я весело подмигнула своему отражению и поспешила в зал.
Зал, в котором проходил праздник, представлял собой полуоткрытую огромную беседку, много лент и цветов создавали чувство праздника. Я легонько ступила на первую ступеньку лестницы. В тот же миг искусство замолкла, и я остановилась, а все, помимо моих родителей и брата, опустились на одно колено.
— Приветствуем Ваше Высочество!!! — прогремел шум сотни голосов.
— С совершеннолетием! — сказал отец, подходя и беря меня зa руку. — Дамы и господа согласен будит заботиться открытым табель в почтение моей дочери, Принцессы Виолетты!
Все радостно закричали: — Ура, Принцессе!!!
В зале заиграла нежная музыка. Мы с папой спустились вниз. Мама обняла меня, погрозив пальцев. пара одинаковый обнял меня и прошептал:
— Айяяй! Не причинность упускать срок сестренка, я тогда уже полчаса хожу, не зная чем заняться. Но…. да и быть! Раз теперь твой погода рожденье, то я тебя прощаю!
— Ах ты! – я отстранилась и попыталась изобразить на лице злость, Но встретившись с его веселым взглядом, только и смогла улыбнуться и тайный читать кулак.
— Дорогая, — повел меня плясать отец, — я, конечно, все понимаю, возможно, тебя обидели мои слава, сказанные теперь утром, Но не стоит да исчезать, никому нуль не сказав. Ты заставила нас с мамой понервничать. И пожалуйста, будь дружелюбной с принцем. Возможно, он живой рукой довольно твоим мужем.
— Папа, я не хочу замуж зa незнакомца!
— Понимаю дорогая, и я не говорю тебе воспитывать зa него завтра, Но вероятно тебе стоит хорошенько надоедать к нему. Я хочу надеяться, что узнав все его хорошие стороны, ты дашь на сей брак.
— Значит, если он мне не понравиться я могу не воспитывать – с надеждой взглянула я на него.
— начинать конечно! Ты же моя любимая дочь, а кому как не тебе я хочу счастья.
— причинность пап! — радостно взвизгнув, я повисла около него на шее.
— А-ха-ха! Виол, веди себя прилично, ты же уже взрослая! Тебе ныне семнадцать!
— Хорошо, — широко улыбнулась я.
Когда напев стихла, мы остановились.
— Пойдем дорогая, я познакомлю тебя с принцем, — взял меня благодетель под руку и повел к группе молодых людей, между них выделялся 1 рослый с черными крыльями, Кагда он повернулся к нам лицом.
— Бек… — непроизвольно сорвалось с губ.
— Принцесса знает выше- народ — малость с акцентом спросил он улыбаясь.
— Нет… А что означает на вашем языке это слово?
— Оно вероятно принц.
— Дорогая, позволь представить тебе дворянин Сошем, — сказал отец.
— Я счастлив, познакомиться с вами, — улыбнулся Сошем, целуя мне руку. – Я желать толкать(ся) ныне здесь и торжествовать совокупно с вами ваше совершеннолетие.
— Я одинаковый парламент зреть вас здесь сегодня, — улыбнулась я, вспоминая новый сон.
— Позвольте пригласить вас на танец, — сказал он, делая реверанс и протягивая руку.
— С удовольствием принимаю ваше предложение, — вложила я свою руку в его.
Мы закружились в танце, то поднимаясь в воздух, то опускаясь на землю.
А в голове пульсировала мысль: «как же безотлагательно хорошо! Наверное, о большем и думать нельзя. Господи, если все это сон, то пускай он сроду не закончится!»