Рассказ о людоедке Мойрхильд

В Стохсейри жил бонд, которого звали Торбьёрн. Его жену звали Торгерд. около Торбьёрна был брат, которого звали Торстейн, он был работником-подёнщиком около своего брата, а зимой жил около него дома.
Как-то раз Торбьёрн сказал, что ему самому придётся заботиться зa своим полем, что до сих пор его сторожили очень плохо, и ночью он видел на пастбище трёх козлят. Он прогнал их прочь, а видоизмененный ночью захотел нагнать их и попросил своего брата помочь ему, Но Торстейн ответил, что ему следовало бы отпустить их с миром, да как они всё и съедят маловато травы, и ему не надо будит молить его помощи.
Тогда бонд рассердился, побежал с плетью к козлятам и бил и хлестал их так, что им пришлось убраться с поля бонда. В третью ночь бонд вышел охранять луг и увидел козлят, как раньше. Он вернулся в дом, разбудил свою жену и попросил её встать и помочь ему обнаружить козлят, которые каждую минуту пасутся на его поле. Женщина встала, они загнали козлят в дворец и кроме зарезали.
Торстейн подошёл и спросил, кого они зарезали. Бонд ответил, что это козлята. Торстейн сказал:В Стохсейри жил бонд, которого звали Торбьёрн. Его жену звали Торгерд. около Торбьёрна был брат, которого звали Торстейн, он был работником-подёнщиком около своего брата, а зимой жил около него дома.
Как-то раз Торбьёрн сказал, что ему самому придётся ухаживать зa своим полем, что до сих пор его сторожили очень плохо, и ночью он видел на пастбище трёх козлят. Он прогнал их прочь, а иной ночью захотел застать их и попросил своего брата помочь ему, Но Торстейн ответил, что ему следовало бы отпустить их с миром, да как они всё и съедят маловато травы, и ему не нуждаться будит испрашивать его помощи.
Тогда бонд рассердился, побежал с плетью к козлятам и бил и хлестал их так, что им пришлось убраться с поля бонда. В третью ночь бонд вышел охранять луг и увидел козлят, как раньше. Он вернулся в дом, разбудил свою жену и попросил её встать и помочь ему захватить козлят, которые беспрестанно пасутся на его поле. Женщина встала, они загнали козлят в помещение и после зарезали.
Торстейн подошёл и спросил, кого они зарезали. Бонд ответил, что это козлята. Торстейн сказал:
— Скорее всего, ты в этом раскаешься, причинность нынче начнутся твои несчастья, — и после ушёл прочь.
До Рождества безделица не случилось. Торстейн, как обычно, встречал Рождество. В рождественскую ночь он вышел наружу и услышал страшный крик. Он пошёл в хозяйскую конюшню и увидел там своего брата Торбьёрна. Торстейн спросил, что с ним произошло; тот ответил, что малый человек, место извилистый и калека и назвавшийся Кювлунгом, напрыгнул на него, повалил, почти что только его высек и сломал гора его коня, которого он любил больше только на свете.
Торстейн спросил около своего брата, говорил ли что-нибудь Кювлунг, Кагда окончил над ним эту расправу. Бонд ответил, что тот сказал, что ныне уплачено зa первого козлёнка.
— Я подозревал, что да будет, — сказал Торстейн.
Торстейн поднял своего брата, принёс его восвояси и лечил его, да что он в ход месяца весь выздоровел.
Вот прошло лето, и до Рождества шиш не происходило, Торстейн встретил Рождество, как раньше, ночью ему довелось кончаться из комнаты, и он услышал шумливый крик. Рассказывают, что его пара с женой спали на хуторе в переднем помещении.
Торстейн поспешил туда и крикнул:
— Это ты, пара Торбьёрн?
Торбьёрн сказал, что сей бес Кювлунг украл его жену и содрал с него кожу.
— Он нисколько тебе не говорил? — спросил Торстейн.
— Он сказал, — ответил Торбьёрн, — что сейчас уплачено зa двух козлят.
Торстейн нанёс на него мазь, и, да как он был годный врач, тот оживленно выздоровел.
Полностью поправившись, он попросил своего брата Торстейна начинать с ним отыскивать его жену. Торстейн сказал, что пойдёт, если замышлять во время путешествия будит он. Торбьёрн пообещал это.
Они тронулись в путешествие и поднялись в какую-то долину. Они поднялись в долину, и сквозь некоторое время предварительно ними оказался адски палец холм. в то время Торстейн сказал своему брату:
— Ты обойди сей возвышенность с севера, а я пойду с юга.
Торбьёрн сказал, что хочет начинать с юга.
— в то время случится не так, как я ожидал, — сказал Торстейн, — Но сделай что-нибудь, если ты увидишь свою жену, заговори с ней и забери её с собой.
Вот они расстались; Торбьёрн пошёл с южной стороны холма и после некоторое время увидел свою жену, сидящую на стуле. Но Кагда Торбьёрн увидел её, то да струсил, что побежал прочь, не поговорив с ней, и не останавливался до самого конца холма, и там он встретил своего брата.
Торстейн спросил около него о его путешествии. Торбьёрн попросил его не требовать об этом, да как он да испугался, что не смог поговорить с ней.
Торстейн ответил:
— Я подозревал это. нынче вернёмся домой.
Они пришли домой, легли храпеть и спали всю ночь. Утром Торбьёрн попросил своего брата вновь начинать с ним. Торстейн сказал, что пойдёт, если он будит решать; Торбьёрн пообещал это. Они вновь пришли к вышеупомянутому холму; тем временем Торстейн захотел начинать с южной стороны холма. Торбьёрн сказал, что самостоятельно пойдёт с этой стороны.
Торстейн сказал, что случится плохое:
— И ты ни в жизнь не получишь свою жену.
Торбьёрн сказал, что разумеется будут прокляты его речи, и поспешил вперёд. Проделав длинный путь, дольше, чем прежде, он увидел свою жену на стуле, как раньше. Торбьёрн попросил её начинать с ним и кроме убежал прочь, не дождавшись её ответа. Он пришёл к концу холма, нашёл там своего брата и рассказал ему, как всё прошло. Они отправились домой, и следующим утром Торбьёрн попросил Торстейна начинать с ним. Торстейн сказал, что это бесполезно, Но всё же пошёл с ним. Они никого не нашли и с тем вернулись домой.
Зима и лето прошли бес событий, и вот наступило Рождество. Торстейн встретил Рождество, как обычно, и ночью он услышал пронзительный улыбка и радостные крики. Торстейн пошёл на голос и услышал, что это в переднем помещении; он позвал и спросил, Торбьёрн ли это да веселится.
Торбьёрн ответил, что да.
Торстейн сказал:
— Что тебя да веселит, брат?
Торбьёрн ответил:
— Это за благословенного Кювлунга: он дал мне крошечного ребёнка, которого я полюбил.
Торстейн попросил его разрешить посмотреть. Торбьёрн показал ему. Торстейн оглядел ребёнка и сказал:
— часть этому отродью голову, причинность тебя постигнет несчастье, если ты оставишь его жить.
Торбьёрн попросил его уйти, если он не хочет пребывать выгнанным. Торстейн вернулся в комнату и продолжал радость до утра.
Теперь расскажем о том, что дитя росла, покамест ей не исполнилось шесть лет. тем временем около Торбьёрна пропал овчар, и ни одна душа так себ е не знал. Торбьёрну это показалось странным, Но всё же он маловато уделил этому внимания. На следующее Рождество произошло да же, и около него не осталось овчара.
Тогда Торбьёрн попросил своего брата приглядеть зa его овцами. Торстейн пообещал ему это. И Кагда пришло Рождество, некогда Торстейн увидел женщину с грубым лицом, которая подошла к нему и поздоровалась. Торстейн ответил ей и спросил, который она такая.
Она сказала, что её зовут Мойрхильд:
— либо ты не узнал воспитанницу своего брата Торбьёрна?
Торстейн ответил:
— Нет, ведь ты выглядишь, как настоящий закоснелый тролль.
Мойрхильд спросила, не хотел бы он побороться с ней. Торстейн ответил, что он маловато знаком с борьбой. Мойрхильд прыгнула к нему и схватила его. Торстейн ответил тем же; некоторое время они боролись. В конце концов, они расстались, не сумев повалить приятель друга. около Торстейна остался фартук Мойрхильд, а она поспешила ко дворам бес него, не обратив внимания.
Когда Торстейн пришёл домой, он увидел там Мойрхильд. Он бросил в неё фартуком, приказал ей самой замечать зa своей собственностью и после ушёл прочь. да прошла зима, и безделица не случилось.
Весной Торстейн приобрёл землю, завёл мой хата и женился на одной женщине, Но не сказывают, как её звали. Говорят, что Торстейн отдельный погода плавал преследовать рыбу.
Однажды, Кагда он вышел в море, налетел такой всесильный шторм, что все лодки перевернулись и все человеки утонули, опричь одного Торстейна. Он век плыл и в конце концов достиг какого-то островка. Он выбрался на сушу, пошёл и нашёл большущий камень.
Торстейн обошёл около камня. Из камня вышел пигмей и молвил так:
— Мойрхильд не удалось убить тебя. Не хочешь ли войти в выше- дом?
Торстейн поблагодарил его и попросил его лучше помочь ему наказывать до берега.
Карлик вытащил из камня лодчонку и сказал:
— Вот лодка, на которой ты сможешь приходить до берега, Но предупреждаю тебя, что бы ты в пути не бормотал, потому что если ты сделаешь так, она утонет.
Торстейн пообещал это и тронулся в путь. лилипут дал ему и секиру. Кагда до берега было уже недалеко, он начал повторять под нос песню, и в этот же миг лодчонка утонула, Но Торстейн доплыл до берега.
Там, гораздо он попал, были большие скалы. Он пошёл вдоль скал и увидел чрезвычайно большое ущелье, а на иной стороне ущелья — высокий утёс, и на этом утёсе сидела женщина с грубым лицом. Он моментально узнал эту женщину. Это была людоедка Мойрхильд, которая грызла человеческий череп.
Он прокрался на камень и услышал, что она говорит:
— Некоторые относятся к своему мужу лучше, чем я.
Торстейн прыгнул к ней, ударил её по голове секирой так, что та отвалилась, и после отправился домой.
Теперь вернёмся на Стохсейри, где жил Торбьёрн. Кагда его пара Торстейн покинул его, сказывают, что некоторый священник, которого не называют, посватался к Мойрхильд, женился на ней и поселился в Стохсейри.
Рассказывают, что в тот день, Кагда Торстейн убил Мойрхильд, служитель алтаря отправился по каким-то делам, и, Кагда он вернулся домой, Торбьёрн исчез, и больше ни один человек о нём шиш не знал.
Мойрхильд попросила своего мужа воспоследовать зa ней. Она решила посетить в окрестностях своих приятелей. батюшка сделал, как просила его жена, и больше о них не рассказывается, за исключением того, что Торстейн встретил Мойрхильд, Кагда он пристал к берегу.
Теперь вернёмся к Торстейну. На нижеследующий число он спустился под скалы, нашёл тело Мойрхильд и похоронил его там. Говорят, что с тех пор под этими скалами почасту появляются привидения. Покончив с этим делом, Торстейн вернулся ко дворам и занялся своим хозяйством, и сказывают, что он переехал в Стохсейри и жил там до старости. Конец.