Запредельность. Часть 1

Автор — я. Жанр — постапокалипсис. Впервые опубликовано [hide]здесь[/hide]

Рассказ выставлялся на конкурс малой прозы «Белая скрижаль-2012», где стал лауреатом в номинации «За гранью реальности».— Алекс, вот зачем ты меня сюда притащил? – человек, облаченный в платье химической защиты и противогаз, обернулся к своему товарищу.

Тот, которого звали Алекс, в как таком же наряде, покачал головой и сказал:

— Клим, в сотый раз говорю тебе — не пожалеешь! Осталось очень немного!

— Чего малость — прогудел Клим. глас в противогазе звучал глухо. Судя по всему, лицо был здорово недоволен.

— Я сто раз говорил самостоятельно себе — не внимать твои бредни! да ты же прицепился, будто клещ, не отцепишься! Вон, посмотри — смеркается уже! если теперь рванем обратно, может, успеем паки до темноты вернуться!

Двое друзей расположились в небольшом полуразрушенном здании. через выбитое десятилетия обратно окно виднелся перекресток, на удивление либеральный от остовов проржавевших автомобилей – неизменного атрибута, разрушенного изобилие годов вспять ядерным вихрем города. Мутировавшая растительность взломала асфальт, разукрасив дорожное покрытие небольшими побегами ядовито-зеленой поросли. Темные остовы пятиэтажек, россыпи битого кирпича и мусора создавали унылую картину всеобщего разрушения. Низкое серое небо, казалось, цепляло темными клубящимися облаками руины зданий, отчего неясный апокалипсический картина только усиливался.

Алекс достал из кармана полиэтиленовый часть с вложенным в него мятым листом бумаги и протянул товарищу.

— Что это? — Клим поднес часть к самому лицу, пытаясь чрез окуляры противогаза разбирать нанесенные на лист бумаги малопонятные каракули.

— Помнишь, луна назад, я в тихую свалил со станции прогуляться по поверхности? — продолжил Алекс. — да вот в этом случае я решил пошарить в куче битых автомобилей – той самой, что на углу в сотне метров от входа. Собственно, ни на что и не надеялся. Забрался в металлический КУНГ одного из грузовиков. Дверь была заперта, вот и подумал – чем бес не шутит, внезапно повезет, дозволительно сказать, торчмя около себя под носом. Полчаса возился, покамест вскрыл. А там…
Алекс сделал паузу и зачем-то поправил маску противогаза.

— Короче, там суть в обрывках химзы и противогазе. Видимо, сталкер неизвестный какой-то, может, поранили его. Он не смог до входа в подземку достигать и спрятался в грузовике. Там и откинулся. Смотрю – из клапана разгрузки вещь торчит, вытащил, а там письмо эта. Ну, и вторично «макаром» разжился. И целым магазином патронов!

Алекс любовно похлопал по рукояти оружия, торчавшего из кармана.

— разумеется ты толком говори! – Клим повертел в руках пакет. — Что тогда написано? Не понимать ничего!

Алекс рассмеялся – в противогазе это больше походило на глухое уханье.

— Это карта! На ней указан вход, судя по всему, в бункер. неиспорченный бункер! Неисследованный! Ты понимаешь, что это вероятно если это так, то мы наберем столько хабара, что сможем наплевать на всех на станции! И ютиться так, как захотим, а не вкалывать целыми днями на свиноферме и заслушаться бухтение Петровича какие мы лодыри!

Алекс подтолкнул друга ближе к окну.

— Вон там, видишь, — он указал рукой на малозаметную развалину на противоположной стороне перекрестка, едва не оптом увитую покровом растительности. – Когда-то это была трансформаторная будка. Там вход в бункер.

Клим посмотрел в указанном направлении, и особой уверенности открывшийся фигура ему не внушил. Разливавшиеся вечер уже устраивали обманчивую игру света, а тени и остаток строения виднелись смутно.

— начинать ладно, допустим… А с чего ты решил, что там то есть бункер? Может, около сталкера там схрон был. или же кроме что. Я слышал, некоторый да делают…

— описывать карту для собственного схрона? надо пребывать полным идиотом! – парировал Алекс. – Но это вдобавок не все… Переверни пакет, увидишь!

— Что это? – спросил Клим, пытаясь замечать через мутноватую вид пакета короткий пластиковый прямоугольник с черной полосой с боку.

— Я да думаю, что это изображение — допуск в сей настоящий бункер. Слышал о таких от наших военных на станции. ныне только Всевышний ведает, откуда несчастному сталкеру удалось ее раздобыть. Видимо, не всем воякам удалось укрыться, кое-кто попал под раздачу…

— И что толку от этой карточки? – Клим протянул часть обратно. — Вся электроника мертва уже сам-друг десятилетия. Мы что бронированные двери есть будем?

— Хватит трепаться! — Алекс спрятал карту в нагрудный кошель «разгрузки». — Только время безуспешно теряем.

Он шагнул ближе к окну.

— Ну, Алекс, если вся твоя выдумка обернется прахом, я тебе… действительно одно площадь отстрелю! — Клим поудобнее перехватил мой дробовик. распределение друга не внушал ему оптимизма. Тем более, что со станции они просто-напросто сбежали, отсыпав знакомым ребятам, дежурившим около гермоворот, десяток патронов зa молчание.

Алекс только усмехнулся в ответ.

… Когда-то трансформаторную будку окружал металлический забор; немедленно он наполовину рухнул, а другая его порцион покосилась и больше держалась на побегах растений, весь увивших его, чем на металлических стяжках. Железная дверь валялась на земле, только-только различимая под слоем мусора.
Включив фонари, друзья ступили в темное помещение. Желтые лучи света разогнали застоявшийся мрак, выхватив из темноты часть механизмов, покрытые толстенным слоем пыли. Двери железных электросиловых шкафов, выстроившихся в гряда около противоположной стены, были распахнуты, демонстрируя раскуроченное нутро и бахрому оборванных проводов. В тесном – не более десяти квадратных метров – помещении, царил беспорядок и запустение. Впрочем, как и во всем окружающем мире.

— Ну, и где твой бункер? – не удержавшись, съязвил Клим, пробежав лучом фонаря по потемневшим от времени кирпичным стенам. — тогда и нам то увлекаться негде…

— А ты думал он в один присест до твоим носом окажется? — парировал Алекс. — полагается искать.

Луч его фонаря метнулся из стороны в сторону, устроив сюрреалистическую пляску черно-белых теней, покамест не уперся в 1 из электросиловых шкафов.
Алекс подошел ближе, высветив пыльное нутро, состоящее из путаницы оборванных кабелей; после переместил желтое грязь фонарного луча выше, на кирпичную стену.

— Думаю, что вход здесь, — заявил Алекс. И, предупреждая дежурный скептический альтернатива друга, пояснил. — Смотри, это беспримерный шкаф, стоящий в нише. С чего бы это?

Ухватившись зa погнутую металлическую дверцу, Алекс попытался сдвинуть громаду с места, Но здоровый короб, весящий не менее полу-центнера, даже не шелохнулся.

— Ну, чего ты удивляться Может, поможешь? – рыкнул Алекс на товарища, что тихо наблюдал тщетные старание друга.
— Ох, блажен ты в своем безумии… — пробормотал Клим.

Пристроив мой фонарь на покатом корпусе разломанного трансформатора, он взялся зa угол шкафа, но все усилия друзей оказались тщетными – исполинский строгий ларь будто прирос к полу. Они уже хотели бросить эту затею, Кагда неожиданно веский металлический короб, издав враждебный визгливый скрежет, подался будущий на пол метра.

Тяжело дыша, Алекс и Клим молчаливо посмотрели побратим на друга. Из отрывшейся щели пробивался тусклый, едва заметный, червленый отблеск. Алекс, холодея внутри, осторожный заглянул в образовавшийся проем. Ниша, которую закрывал электросиловой шкаф, оказалась достаточно глубокой. невысокий отверстие вел куда-то вниз. Посветив фонарем, Алекс различил, что крутая каменная степень уводила метра на три под землю и оканчивалась крохотной площадкой с бронированной дверью, на которой тлели вдвоем ярко-красных огонька.

— как же такое может красоваться — выдохнул Клим, уставившись чрез плечо Алекса в открывшийся проход. Он был просто обескуражен случившимся. — тогда же все мертво давным-давно!

Алекс протиснулся в узкий проем, зашуршал пакетом, доставая карточку-допуск, и спустился вниз.

Пальцы, затянутые в защитные перчатки, слушались плохо, и он только со второго раза сумел наклонять пластиковый прямоугольник в узкую прорезь под таблоидом.

Внутри вещь щелкнуло, загудело, и толстая доска двери неожиданно приотворилась на пару сантиметров.

— Мечты идиотов иногда сбываются… — пробормотал Алекс. Его просто трясло от переизбытка адреналина в крови.

Клим тихо сунул ему в руки дробовик и фонарь.

— Вот быстро точный везучие идиоты… — проворчал он. — Будем надеяться, что дуракам будит удаваться и дальше.

Толкнув тяжеленую гермодверь, они оказались в тесном – пара на сам-друг метра — помещении. На низком потолке тускло светился плафон. освобождение из камеры закрывала такая же дверь с кольцом запорного вентиля посередине.

— Внимание! — раздался неизвестно откуда некоторый безликий голос. — Зафиксирован неестественный радиоактивный фон! Не нарушайте герметичность ваших защитных костюмов, запущен процесс дезактивации!

С перепугу Алекс подпрыгнул на месте, судорожно сжав в руках оружие, и усердный завертел головой.

— Мать твою! Там люди?!

Клим, испугавшийся не меньше, нервно сглотнул, и выдавил в ответ:

— Похоже… Нет. Это, скорее всего, автоматическая система защиты.

— как да – Алекс непонимающе уставился на товарища.

— Ты очень обделался со страху? если дверь была под электронным замком, вероятно и все остальные системы живы, в том числе и управляющие компьютеры…
Тугие струи мелко-дисперсионной жидкости брызнули с потолка, оборвав Клима на полуслове. Тесная суд тогда же наполнилась белесым водяным туманом. еда дезактивирующего раствора прервалась да же резко, как и началась. на место него ударили плотные потоки горячего воздуха, напрочь испаряя оставшуюся влагу.

— процесс дезактивации завершен! – еще раз возвестил безликий голос.

Запиравшая освобождение внутрь дверь, глухо чавкнув уплотнителем, приоткрылась. Выбравшись, друзья оказались в коротком коридоре, да же тускло освещенном парой электрических плафонов.
Алекс, не век думая, сорвал с головы надоевший противогаз и вдохнул полной грудью. атмосфера был прохладен и сух, в нем общий отсутствовали какие-либо запахи. Это было да необычно, что около Алекса защипало в горле. На станции В любое время присутствовали запахи – флюиды сырости и тлена, постоянно сочащиеся из тоннелей, неважный запах из отхожих мест и паки груда непонятно чего. Но здесь же присутствовал только дух стерильности. И не только в воздухе. Стены и пол сверкали чистотой и свежей краской, якобы только вчера тогда закончила работу войско строителей. И как будто бы не было вконец ядерного кошмара и двух десятков годов опосля него…

Алекс подошел к стене, на которой в пластиковой рамке висел некоторый документ.

— Клим, смотри! «Схема эвакуации первого уровня на частный период». – прочитал он, рассматривая компьютерную распечатку, затянутую оргстеклом.
Потом посмотрел на товарища – тот, с покрасневшим лицом и всклокоченными волосами, выглядел подавленным и обескураженным сложившейся ситуацией.

— если здесь зачинщик уровень, значит, лакомиться и второй…- рассуждал он вслух. — И третий, может быть… И все это цело и невредимо. Клим, мы не просто везучие идиоты! Мы — самые везучие человеки на планете! И самые богатые! истинно тогда добра…

Он даже задохнулся от накативших на него чувств.

— Ты особо-то губу не раскатывай, — возразил ему Клим.

Не смотря на то, что его пара оказался весь прав, и им несомненно крупно повезло — странное тревожное чувство не отпускало его. вещь было не так. Они просто не понимали этого, и Клим нутром чувствовал – им дорогой придется платить зa это понимание, Но будит уже чрезвычайно поздно.

— да тебя и пустили пировать по всем уровням и волочить что вздумается! Ты прежде договорись с системой охраны, а она, судя по всему, единица упертая… И вообще…

Клим пристально посмотрел на товарища.

— Алекс, начинать мы резво разведаем что тогда к чему, прихватим хабара сколь сможем и валим отсюда! Вернемся на станцию – обдумаем все хорошенько. Не нравится мне деревня сей расклад — даровой сыр только в мышеловке…

— свергать отсюда?! — на лице Алекса отразилось искреннее недоумение, а в глазах полыхнул некоторый необыкновенный безрассудный огонек. – Ты в своем уме, друг Говоришь — обвинять наоборот на станцию?! истинно в гробу я видел в настоящее время эту станцию! И место Московский метрополитен! Здесь потреблять все! Все, что ты хочешь! И даже больше! Вот!

Он ткнул пальцем в схему.

— 1 склад! И второй! Что тебе снова надо?! И это, нуждаться понимать, в отдалении не последние здешние нычки! опрятный воздух, воды и жратвы вдоволь, чистая одежда, помещения — просто чертог царские! А что нас ждет на станции?! снова горбатиться в дерьме на свиноферме, есть мерзкую похлебку двое раза в день, жить в каморках, которые нам «щедро» выделило начальство?! льстить накануне заезжими торговцами, что бы они сбавили чуток цену зa просроченную десяток годов обратно банку тушенки?! Нет уж, Клим, вот оно около меня где!
Он провел ладонью по горлу.

— Я сей надежда не упущу, Клим. если быстро идиотам везет, то нуждаться попадаться дважды дураком, что бы не принять это везенье…

— Ты очень тронулся, я смотрю…- произнес Клим. Он все больше не узнавал старого друга. мочь легкого обогащения вовсе вымела около тово из головы умный смысл, все более превращая в опасного параноика.

— Да! — зло сказал, будто выплюнул, Алекс. — По мне, да лучше иметь сытым и обеспеченным безумцем, чем честным и голодным умником. А я тебя и не держу. Раз такой правильный, пожалуйста, иди, дорогу в настоящее время знаешь!

Он перехватил поудобнее дробовик и шагнул к перегораживающей коридор двери.

— Вот идиот… — процедил через болезнь Клим, но, вздохнув, последовал следом.

Следующее место оказалось просторным и таким же пустым и чистым, как тогда тщательно прошлась общество уборщиков. На стене находились, закрепленные в специальных пазах, пенные огнетушители (на красных баллонах ни царапины!), близко термометр в пластиковом зажиме.
Клим наклонился, вглядываясь в шкалу – ассортимент показывал двадцать градусов выше нуля.
Порядок и чистота просто резали глаз.

«Сектор А» — гласила титул на ближайшей двери. – «Вход по пропускам синей категории».
Соседняя дверь вела в известный «сектор В» и, судя по красной надписи, требовала уже пропуска зеленой категории. Около каждой – светящийся бледно-зеленым светом экран сканирующего устройства и сенсорной клавиатурой.

— начинать что же, мелочиться не будем, — сказал Алекс и кивнул на дверь, на которой красовалась надпись: «Командный центр. Вход только по пропускам высшей категории!». — Думаю, там самое должность переговорить с охранной системой или же как там ее. Уверен, мы найдем компромисс…
Он хищно усмехнулся и опустил карточку-допуск в отверстие сканера.

— Приветствую Вас, подполковник Соболев! – опять раздался безликий и что модулированный, голос. – Для подтверждения полномочий прошу ввести индивидуальный идентификационный код!

Клавиатура под экраном тогда же подсветилась зеленым светом.
Алекс выслушал звук системы с открытым ртом и посмотрел на друга. около Клима все похолодело внутри – тревожное чувствование неожиданно заполонило все сознание, пробежав по спине холодными мурашками страха. Он был уверен — они только что сделали важность шаг.

— Алекс, не надо… — еле успел вымолвить Клим, Но благоприятель уже пробежался наобум пальцами по сенсорным кнопкам.

— испытание кода провалена! около вас питаться тридцать секунд на введение правильного идентификационного кода! Двадцать девять, двадцать восемь…

— Алекс, валим отсюда!

Клим рванул друга торчмя зa капюшон защитного костюма, Но тот вывернулся и неожиданно вскинул дробовик и выстрелил.
Заряд крупной картечи разнес в мелкое смесь сканирующее устройство. Золотистыми искрами полыхнула взрыв короткого замыкания. В помещении скоро запахло сгоревшей изоляцией.

— верно ты очень сдурел! – заорал Клим, наполовину оглохнув от выстрела. Схватив Алекса, он просто швырнул его к входной двери.

— Тревога! поползновение несанкционированного проникновения! Код «альфа-красный»!

Ухватившись зa вентиль открывания, Клим потянул его визави сторож стрелки, Но запорный конструкция оказался заблокирован намертво.
Раздавшийся чужой интонация заставил их обоих обернуться.

В стене, под потолком, как раз насупротив входной двери, открылась ниша, из которой, с ноющим звуком работающих сервомоторов, выдвинулась на подающем суппорте спаренная пулеметная турель.

Алекс, смачно выругавшись, уже вскинул дробовик, Кагда тонкая красная игла лазерного целе-указателя уперлась ему как в горло.
Пулеметная очередь ударила короткой оглушительной скороговоркой. Крупнокалиберные пули с тупым чавкающим звуком прошили тело насквозь. Алекс, тряпичной куклой сполз по стене на пол, оставив зa собой широкую ярко-красную полосу.

Несколько теплых капель брызнули на вид Клима, вызвав судорогу неконтролируемого тошнотворного спазма, на мгновение заглушившего волну леденящего страха. Прекрасно понимая, что в следующее мгновение и его размажут по стене кровавыми ошметками. Клим, повинуясь какому-то наитию, рванулся перекатом вперед, оказавшись в мертвой зоне, действительно под пулеметной турелью.

Весь дрожа и наконец не подвывая от страха, он не сводил глазища с исходящих едким дымком стволов в метре около себя над головой.
Турель с глухим урчанием повернулась на поворотной платформе; красная игла лазера чиркнула по противоположной стене, выискивая новую цель, и, наконец, уперлась в безжизненное тело Алекса. Секунда-другая – и автоматическое приспособление спряталось в стене.
— Господи, правда что же это…- выдохнул Клим. Ноги предательски подогнулись, и он сполз по стене на пол.

[hide]здесь[/hide]