Девочка в багровом платье

[hide]Источник[/hide].Мне 14 лет, живём мы с родителями в тихом местечке. Это тихое место находится под Москвой, тогда страшно причинность и весело. Моя мама поехала неразлучно с папой на погода рождения своей подруги, они меня предупредили, что вернутся загодя утром. Удивлены? Да, они считают, что я весь самостоятельна с тех пор, как получила паспорт.
Вот уже попрощались со мной родители, я сделала грустное лицо. Кагда они ушли, я закричала в подушку: «Урррррррррра!». Почему? правда потому что я люблю сохраняться одной дома: делаешь, что хочешь, зовёшь друзей, слушаешь музыку на полную катушку и покупаешь, что хочешь.
Друзья были заняты. Я решила просто посидеть зa компом и ценить разные факты. Читаю.
— шиш особенного, — подумала я и выключила комп, опосля чего пошла на ложе со своими мыслями.
Мне было настолько скучно, что я решила начинать против своему страху, что бы терпеть хотя некоторый адреналин. На самом деле я больно боялась темноты, потому что в ней происходят необъяснимые вещи… И вот, решила начинать против страху.
Ночь. Я вышла на улицу и увидела ту же картину, как и во все предыдущие дни: свежо, темно, тихо, спокойно, сверчки цверикают… Поскольку мы живём зa городом, в маленьком домике, кто находится около леса, во всех подобных местах питаться страшное место… Вот и около моего дома было разительно странное место, выглядело оно так: неизвестные скрюченные огромные деревья, темнота, пустота, вторично ни разу оттуда не доносились признаки живности. Даже днём в том страшном месте было темно… Это занятие обладало нечистой энергетикой.
— начинать что ж, — вздохнула я, — пойду проверю эту страшную рощицу.
Я с трудом вошла туда, там как нет места, всё уставлено ветками колючих деревьев. Там еле-еле было следовательно что-либо. Я тайный пролезла среди этими колючими ветками, стараясь не издавать лишнего шума. как тогда я услышала наивный плач. начинать настолько он был невинен и пронзителен, что я не смогла воздержаться и не посмотреть, который это плачет. Там, около одного из самых менее колючих деревьев, сидела напитки женщина годов 6-7, она была одета в красивенькое багровое платьице, которое она, судя по всему, порвала по дороге, Кагда от кого-то убегала… Но вопрос: от кого и почему? Я решила, не теряя ни минуты, тихомолком подойти к ней:
— Моё маленькое золотце, что с тобой?
— Мне… Мне страшно! Я убегала…
— От кого?
— От девочки, о… Она сильно страшная! У… около неё чёрные глаза и страшная широкая улыбка…
— Господи! Пошли со мной, нам надо уходить!
Когда мы стали выходить из этой страшной рощицы, я начала расспрашивать девочку:
— как тебя зовут, золотце?
— М… Мери.
— как ты сюда попала, Мери?
— М… Меня выгнали родители и… И я ушла сюда. Я… Я не знала, что тогда т… да страшно!
— теперь мы найдём твоих родителей, поговорим с ними, всё будит хорошо. да где ты живёшь?
— Не надо! Они плохие, пожалуйста, не надо… — женщина обняла меня и умоляла со слезами на глазах.
— Ну… Ладно. в этом случае посидишь около меня.
Мы направились ко мне домой, я смотрела на её красное платьице и думала, что быстро очень удивительный масть около него, такой холодный и яркий… Впрочем, темно, не могу точный разглядеть. дитя испуганно смотрела вдаль и молчала.
— начинать родители сами всё поймут, пусть поживёт покамест около нас, — думала я.
А из чёрной рощицы доносились странные стоны, которые, впрочем, я слышала инициатор раз зa все 14 лет, которые я живу здесь.
— начинать вот, располагайся. Ты, наверное, голодна? Я пойду что-нибудь приготовлю, — сказала я.
Девочка села на ложе и ждала. Тем временем я пошла на кухню и начала разогревать ей суп и плов.
— Эй, Мери, еда на столе! — крикнула я.
Мери прибежала и начала потреблять так, как как будто она не ела цельный месяц. Я любовалась ей, а после пошла в комнату, в которой она сидела, что бы расстелить ей постель.
Я испугалась, Кагда увидела червленый знак на диване, на котором она сидела. Первое, о чём я подумала: «Так всё же её облачение пропитано кровью… да вот почему оно такое удивительно багровое!».
— Мери!
— Да?
— Сходишь ныне в душ, я тебе новую ложе постелила.
— Хорошо, спасибо.
Она сняла платье, на её теле не было ни одной раны. Я мысленно удивилась: «Откуда в этом случае кровь на костюм Нет, лучше не спрашивать…». опосля того, как она помылась и легла спать, я пошла в соседнюю комнату, где стоит моя кровать. Я не сильно доверяла Мери, поскольку начиталась всяких страшилок, по-этому сделала следующее: взяла 3 пледа, подвернула под одеяло (как как будто это я там), а сама взяла электрошокер (ну маловато ли), спряталась зa рояль, какой стоял против моей кровати, и наблюдала (ведь почивать очень не хотелось).
Не наобум я не доверяла ей… после где-то 2 часа, Кагда я уже едва не сдалась и не пошла спать, открылась дверь в мою комнату. Вошла Мери. Она тихонько достала за спины нож и замахнулась на «меня», лежащую на кровати. Я уже потеряла самоконтроль и подбежала к ней сзади. Я упала в один голос с ней на пол. Я схватила её руки и закричала:
— который ты?! Что с твоими родителями?! Почему твоё одежда в крови?! Неужели…
— Ах-ха-ха-ха, как же протяжно ты думала, если честно, не люблю догадливых, да, они мне надоели, они утопили меня, Но поскольку там днём ходит чрезвычайно очень людей, они опосля того, как сделали это, выкинули меня в эту страшную рощу. Вскоре, даже опосля смерти, я этого только не забыла, я убила свою мать! Но отец… священник испугался и убежал!
— И ты… И твой настроение остался тут, что бы отомстить отцу?
— Именно! — с коварной улыбкой сказала девочка. — Но это не выше- образ, это стиль той девочки, которой я была, а выше- смелость выглядит по-другому.
— Чёрные глаза и страшная широкая улыбка… Это ты про себя рассказывала?
— Молодец, соображаешь.
— тут я причём тогда Почему ты хочешь убить меня?!
— Потому что ты — новая дитя моего отца! А я ненавижу всё то, что связано с ним! Я убью тебя! Он убежал и чрез не мало годов нашёл твою мать, а после около них появилась ты! Глупая! Пожалела меня… Но я не пожалею тебя!
— да вот оно что…
Мери исчезла непосредственно около меня из рук со словами: «Не ты, да твой отец!». Недолго думая, я позвонила маме, что бы предупредить об опасности, которая угрожает отцу:
— Алло, мам! Срочно!
— Да, Люси… Мне должно малость говорить тебе… — в голосе мамы было слышно необъяснимое горе, которое ни под каким видом невозможно описать.
— Мам! после скажешь! Папе угрожает опасность!
— Твоего папы… Больше нет! — сорвалась мама и заплакала.
— Как… как да Нет, не может быть! Нет! как да вышло?!
— 5 минут обратно он пошёл жечь на балкон, мы да шумели, что ничто не слышали, я только увидела, как около него находилась девочка, которая ударила его ножом в грудь, я побежала на балкон, и она, улыбнувшись, сказала: «Вот и всё, я свободна» и тогда же исчезла…

[hide]Источник[/hide].