Экзотическая мистика

Автор — я.Занесла питание меня недавно в Индонезию. город Джакарта богата и шикарна. Но околицы поразили бедностью, как лже- две всесторонне разные страны. Богатые отели и супермаркеты, английский и испанский в столице, а не мало км дальше — бедные хижины, грязные реки, кишащие крокодилами, полуголые селяне со своими национальными суевериями и знаниями. около всех жителей талисманы или же амулеты на руке, ноге либо шее.
раз из интереса надумала я воспользоваться обычным местным транспортом. Доехала на своем авто на окраину столицы и пересела в грошовый автобус. Он держал путь в ближайший пригород на рынок и назад.
В автобус по дороге на остановках заходили бедняки с курами и с др. мелким скотом. около них правило это в деревнях. Села я на переднее сиденье, а параллельно мне после отверстие села китаянка. Автобус уже продолжил движение, и я начала судить пассажиров. туземный национальность папуасов и китайцев и потомки европейско-индонезийского происхождения разбавляют разные приезжие национальности от пакистанцев до японцев и португальцев. Все они сидят в этом автобусе, галдят на своих языках и диалектах. Возраст не поймешь. Коренные селяне живут недолго, до 35-45 лет. Их недостаток ничем не скроешь и не спрячешь. Рассматривая их, неожиданно нехотя встретились взглядом с этой китаянкой. А она как будто бы этого только и ждала.
И начала азиатка своей головой на 360 градусов визави сторож стрелки крутить. ничто не говорит, глаза закрыла и мотает головой. прежде медленно, все темп набирая. А мне внезапно да плохо стало… руководитель закружилась, накануне глазами все поплыло, все быстрее и быстрее. Тело стало быть каким-то мягким и непослушным. Сообразила я, что это за этой китаянки. А до глазами уже да крутится, что я себе голову руками держу, начала «Отче наш» говорить. А что мне оставалось-то упражняться Ни говорить на их языке не могу, ни попросить помощи. Видели бы вы эту старую… сразу перестала головой сыпать деньги и начала на своем китайском вещь кричать, руками махать. Водитель остановился, и она, озарив меня ненавистным и злым взглядом, подхватив своих кур, вышла торчмя между полей. А мне в один прием полегчало.
Подняла я голову и вижу перепуганные лица пассажиров. Они все одновременно недавно и замолчали, сбились все в заднюю рацион автобуса, вытаращив на меня глаза. Наверное, они в различие от меня поняли, что сказала китаянка. Для меня это всегда осталось загадкой.
Рассказывая мужу о происшествии, услышала в ответ: «Хорошо, что они тебя испугались, а то обратно едва ли ли бы ты скорый вернулась, местные папуасы могут и сожрать».