Боралдай

Тувинская сказка.
[hide]Источник[/hide].Давным-давно, Кагда озеро Сут-Холь было опять маленькой лужей, а возвышенность Сюмбёр-Ула маленькой сопкой, быть старец Боралдай. Не было около него ни скота, ни юрты. Бродил он от аала к аалу. Где голоден был — там и дня не задерживался, а где сыт бывал — там девять ночей ночевал.
Однажды сбился старец с пути и век блуждал в поисках аала.
Идёт бессильный и алчущий Боралдай, едва ноги волочит. неожиданно видит — бежит с гор шумливая речка, а на берегу её обильно овечьих следов. «Большой аал близко», — обрадовался старик. Вскоре он заметил чёрную, как кочка, юрту. Зашёл в неё Боралдай и увидел около огня старуху.
Налила женщина ему чаю бес молока (Чай бес молока — это для тувинцев считалось признаком крайней бедности) и спросила:
— Откуда идёшь, гораздо путешествие держишь?
— Иду оттуда, где был. Иду туда, где вдобавок не был. Скажи, старая, который здесь стоял стойбищем?
— Здесь было стойбище Караты-хана. зa глоток молока, зa горсть просяной шелухи служила я хану. некогда невесть откуда налетел злостный дух, кривой Шулбус, и стал есть скот. Хан испугался и откочевал, а меня, старую, бросил.
— Не боишься, что Шулбус тебя съест?
— Я его обману. как заявится он в мою юрту, 1 забота закрою. Увидит Шулбус, что я тожественный одноглазая, и уйдёт прочь, — сказала старуха.
Попросил Боралдай:
— Расскажи мне, как встречать дорогу к ханскому аалу.
— прежде иди в гору. На перевале будит развилка. да ты иди по правой дороге. А по левой дороге смотри не ходи, — сказала старуха.
Взобрался Боралдай на гору и видит -вправо соглашаться узкая тропка, а влево широкая дорога.
«Ошиблась старуха», — подумал Боралдай и пошёл по широкой дороге.
Долго ли, коротко ли шёл Боралдай, наконец, встретились ему большие отары чёрных овец. Стал он копаться пастуха и неожиданно увидел Шулбуса. Остолбенел от страха Боралдай, а Шулбус свирепо посмотрел на него одним глазом и приказал:
— Гони-ка, старик, моих овец к большому камню около подножия горы.
Согнал старец овец к большому камню, величиной с целую корову, и ждёт, что дальше будет?
Откатил Шулбус бремя и столкнул Боралдая в яму. Летит старец вниз, а зa ним следом овца зa овцой падают. Упал Боралдай на низ ямы, смотрит: с одной стороны — громадный очаг, а с второй – хёне — привязь для ягнят и козлят.
Последним в яму спустился Шулбус и велел Боралдаю привлекать овец к хёне. после Шулбус подал старику большую жаровню.
Обрадовался старик, думает, что прикажет Шулбус барана зажарить. А Шулбус говорит:
— Накали жаровню. Кагда она довольно красной, как кровь, скажи мне. Я изжарю тебя и съем.
Сказал и лёг к очагу.
Старик стал жаровню греть, а своевольно горюет. «Не видеть тебе, Боралдай, больше света белого, не подвигаться тебе по горам и степям».
— Ну, раскалил докрасна? — закричал Шулбус.
— Нет, кроме рановато, — отвечает старик. чрез некоторое время еще Шулбус кричит, конечно громче прежнего:
— Готова жаровня, старик?
— Нет, рановато, — твердит своё Боралдай, трясясь от страха.
Поднялся Шулбус и увидел, что жаровня, как кровь, красная. Хотел Шулбус заболевать старика, Но тот метнул в него жаровней и выжег ему один глаз. Закричал Шулбус диким голосом и стал старика ловить, Но ни за какие благополучия настигнуть не может.
Догадался тем временем Шулбус, что Боралдай между овец спрятался, и стал он их из ямы одну зa непохожий выкидывать. Всё меньше остаётся овец. Не знает Боралдай, как ему спастись. Видит — окончательный глупец остался. Бросился старец к нему под ноги и сильно уцепился зa шерсть. Шулбус и выбросил его единодушно с бараном наверх.
Так очутился Боралдай на свободе. Собрал он всех овец и погнал к хозяйке бедной юрты.
Остался Боралдай около старухи, и стали они населять бес нужды и горя. А калека Шулбус до сих пор бродит по свету, ищет Боралдая, так точно встречать не может.

[hide]Источник[/hide].