Русалка

не мало лет, плававший по морям ранний матрос Антон Теслюк, вернулся в родное село, на берегу Чёрного моря, что бы обманывать лето дома и успокаиваться опосля дальних странствий. Он довольно проработал последние годы, побывал во всех уголках земного шара и по-этому мог позволить нуль не делать: не выезжал с рыбаками в море, не охотился в широких степях и дремучих лесах и даже не развлекался с односельчанами на воскресных гуляниях и праздниках. Целыми днями лежал он между дюн и смотрел в море, как как искал чего-нибудь. Кагда его спрашивали, почему он да напрасно проводит время, Антон отвечал, что не знает, Но около него какое-то непреодолимое воля коситься на много и ждать. Только да он счастлив и спокоен, любое другое работа навевало на него тоску и мучительное внутреннее беспокойство. Односельчане оставили его в покое, решив, что морские путешествия повредили ему мозги.
Однажды вечер Антон сидел на берегу моря и наблюдал зa закатом солнца. большой пурпуровый диск долго таял в чёрной мгле, расплываясь по небосводу. цельный число с юга дул могучий ветер, и много кроме не улеглось, Но в воздухе было очень тихо, и жаркий пар стоял плотной массой над водой и берегом.не мало лет, плававший по морям юный матрос Антон Теслюк, вернулся в родное село, на берегу Чёрного моря, что бы обманывать лето дома и успокаиваться опосля дальних странствий. Он довольно проработал последние годы, побывал во всех уголках земного шара и по-этому мог позволить нисколько не делать: не выезжал с рыбаками в море, не охотился в широких степях и дремучих лесах и даже не развлекался с односельчанами на воскресных гуляниях и праздниках. Целыми днями лежал он между дюн и смотрел в море, как якобы искал чего-нибудь. Кагда его спрашивали, почему он да безуспешно проводит время, Антон отвечал, что не знает, Но около него какое-то непреодолимое вожделение подобный на много и ждать. Только да он счастлив и спокоен, любое другое профессия навевало на него тоску и мучительное внутреннее беспокойство. Односельчане оставили его в покое, решив, что морские путешествия повредили ему мозги.
Однажды вечер Антон сидел на берегу моря и наблюдал зa закатом солнца. громадный рыжий диск долго таял в чёрной мгле, расплываясь по небосводу. неурезанный сутки с юга дул плотный ветер, и много опять не улеглось, Но в воздухе было очень тихо, и пламенный пар стоял плотной массой над водой и берегом. По мере тово как заходило солнце и тайный сгущались сумерки, трепетно играя на поверхности воды, Антон неожиданно заметил в отдалении в много небольшое возвышение, напоминавшее утёс, которого там раньше не было. Волны иногда накрывали его пенистыми гребнями, Но после островок еще появлялся к тому же с большей ясностью.
Неожиданно зеленый матрос увидел на островке вещь живое, движущееся по его поверхности. К своему удивлению он разглядел девушку необычной красоты, закрытую лёгким белым покрывалом, которое колыхалось в воздухе.
«Русалка!» — подумал матрос и обрадовался: около рыбаков существует поверье, что понимать русалку к счастью. Но тогда же Антон заметил, что женщина стоит во место барыш на твёрдой земле. А русалка не могла торчать – около неё на смену ног рыбий хвост.
Матрос испугался зa девушку и решил её спасти. Он сел в лодку и поплыл напротив прибоя в направлении таинственного островка. Его влекла неземная миловидность загадочной девушки, и он решил спасти её во что бы то ни стало.
Но тогда стало быть быть вещь странное: чем дальше он удалялся от берега и приближался к островку, тем всё более и более терял его из виду, а малолеток черты которой он отчётливо мог замечать даже с берега, нынче казалась только белым туманом либо пеной. Удивлённый эти обстоятельством, Антон продолжал грести всё усердней и усердней, Но подплыв к тому месту, где обязан иметься островок, он не нашёл его там.
Смущённый и разочарованный возвратился матрос на берег. Но не успел он становиться ногой на землю, как вновь увидел в много малый островок и на нём девушку. Поражённый и сердитый таким наваждением ранний лицо опять раз хорошенько измерил глазами промежуток и еще поплыл к островку. Но повторилось одинаковый самое. Явление понемногу рассеивалось, покамест не исчезло совсем. И еще вернувшись на берег, он с той же ясностью увидел его снова.
Алексей был близок к отчаянью. Он устало бросился на пыль и лежа, стал раздумывать, как ему поступить. Его глава и тело да горели, что около него появилось непреодолимое свербеж броситься в воду, что бы освежиться в морских волнах. И он, не раздумывая, нырнул. Волны покрыли пеной его с головой. неожиданно Антон почувствовал, что его тянет ко дну. Он хотел повернуть и поплыть к берегу, Но не тогда то было: как он не работал изо всех сил руками, он не мог сдвинуться с места. Волны засасывали его и тянули обратно открытое море. около него даже не получалось увлекаться головой к берегу. Новая шерсть круг раз подхватывала его и поворачивала назад. В отчаянии молоденький матрос уже мысленно готовился к смерти, как вдруг, поднятый высокой волной, он вторично увидел почти что около с собой островок-утёс, и на нём привидение красавицы. Забыв обо всё на свете, он с новыми силами поплыл к нему, и ему даже показалось, что морские волны сами несут его загадочному островку. Не успел матрос взмахнуть пару раз руками, как он уже стоял на маленьком песчаном холмике, наконец выглядывающем из воды, а таинственная незнакомка в ту же секунду исчезла под водой. Осмотревшись только теперь, Антон понял, что мучительная ночь прошла, и в небе загорелась утренняя заря. Прошло вдобавок малость времени, и солнце выплыло из воды ярким огненным диском.
Измученный, растерянный мужчина сидел 1 на песчаном островке и искал глазами берег, но, несмотря на всю ясность воздуха, никаких очертаний земли не видел. Не мог же он да очень заплыть, что бы большой скалистый земля очень скрылся из глаз. разве много поглотило всю землю?
Так и сидел он на песке и волны с шумом метались около него. Антон попробовал-было еще раз броситься в много и поплыть к берегу, указываемому солнцем, Но песчаная мель будто всосала его, и казалось, что невидимые руки тащат его удалять от воды. много и упадок духа стали прибрать к рукам им. богослужение проходили зa часами, а он всё сидел и сидел 1 и не видел около себя сносный живого – ни вблизи, ни вдали, ни паруса, ни даже чайки. совершенно царила мёртвая тишина, а солнце тем временем, стояло уже в зените и даже долго катилось к закату. Самое странное в этом приключении было то, что в ход дня Антон не ощущал ни голода, ни жажды, и ни полуденный зной, ни наступающая вечерняя холод не беспокоили его.
Солнце опустилось ниже, и много очень успокоилось, только близко островка волны прежде шумели и вздымались высоко, как так сказать из глубины поднимался крутящийся смерч. Вода была прозрачной, и молодой человек стал распознавать в морской глубине какие-то движущиеся существа в оде больших рыб либо тюленей. Они игрались, гонялись побратим зa другом, кружились точной в весёлой пляске. И тогда Антон осознал, что – это человеческие существа – мужчины, женщины и дети, — Но взамен ног около них рыбьи хвосты. Этими хвостами они весело плескались и шлёпали по воде.
Странные существа поднимали лица к самой поверхности воды и с любопытством смотрели на матроса, Но покамест солнце опять стояло на небе, остерегались выплывать наверх. Антон разглядел, что около них зелённые волосы похожие на побеги водяных растений, а около женщин в волосах вплетены разноцветные ракушки, янтарь и морские звёзды. мальчик захотел погружаться к ним, Но неожиданно заметил, что одна из русалок делает ему усиленные знаки, как бы предостерегая его. В ней он узнал ту самую красавицу, что видел с берега. Только около неё одной были прекрасные белокурые волосы, а не зелёные как около всех. Они были настолько длинные, что зарывали всё её тело, одни как только ноги белели из под них, Кагда она плавала; и ноги настоящие – человеческие, а не рыбьи, как около остальных.
Солнце исчезло с небосклона, и весёлые морские существа устремились на вид воды, что бы ехать на гребнях волн. Только та, что Антон жаждал понимать больше всех, осталась под водой. Золотая лента заката стала вянуть и отодвигаться к северу, а да как дети водяных существ стали плакать и капризничать, то матери увлекли их с собою в пучину; отцы же продолжали шалить дальше, Но после и они исчезли 1 зa другим под водой. Волны улеглись около островка, и стало быть очень тихо. Отблески заката продолжали блистать и искриться на воде и белом песке. Матрос всё сидел неподвижно и с тревожною страстью смотрел в глубину.
Когда наступила полночь, он услышал доносившийся из воды некоторый неизвестный голос в роде стона либо рыдания, подобный на шум волн, бьющихся о скалы. Антон кинулся к воде, Но это же время поднялась из моря белокурая русалка и зловеще предупредила:
— Не ходи в воду! В эту ночь она принесёт тебе несчастье!
Девушка была ослепительной красоты. пускай бы на ней не было покрывала, она казалась окутанной тонкой дымкой расстояния.
Матрос от удивления растерялся и не мог произнести ни слова. красивый заговорила, и сейчас её звук был нежен и мелодичен:
— если до восхода солнца спустишься в воду – ты не вернёшься назад. ныне самая короткая ночь и деревня согласие полон чудес и волшебства. Тебе придётся прожить под водой сто лет, как прожила их я., и не точно знать тебе больше лучей солнца. только сквозь сто годов тебя сможет освободить девушка, если найдётся такая храбрая!
— следовательно и тебя дозволительно освободить? – воскликнул Алексей, — Значит, ты опять сможешь населять между людей.
— Я человеческое существо, — возразила русалка, — и провела юность между людей, Но ныне исполнилось как сто лет, как я живу под водой. все же постарела я только на 1 год, потому что морские человеки живут во сто годов дольше и медленнее чем, на земле.
— как же ты красивый попала под воду? который околдовал тебя?
Н а глазах русалки блеснула слеза, и она заговорила печально:
— Мне было двадцать лет, и все парни увивались зa мной. некоторый хотели жениться. Я была с ними приветлива, Но ни один человек из них мне не нравился. после появился 1 – и я полюбила его всею душой. Он был матрос, и звали его Антон Теслюк.
— Боже всемогущий! – воскликнул изумлённый Алексей, — ей-ей это выше- прадед! Меня назвали в почтение него.
— должно быть, ты говоришь правду. Ты как две лекарство воды похож на него.
— Не может быть! – удивился юноша.
— Может. Я его что знала. Полюбила да сильно, что самой стыдиться стало. Я да переживала, что В любое время была с ним сварлива и угрюма. Он продолжал глядеть зa мной, а я стала касаться к нему очень враждебно. В душе же всеми силами старалась скрыть от него свои чувства. Я готова была через землю успевать только что бы он поцеловал меня или же узнал, что я люблю его. А среди тем нисколько я да не жаждала, как его поцелуя.
Ровно сто годов вспять около нас в деревне был праздник. Около полуночи я пошла на земля моря, что бы освежиться, — быстро непроходимо горело моё сердце. До сих пор помню: прибой волн был сильный, и вьюга был свежий. Антон пошёл зa мной и стал утверждать мне, что любит и хочет на мне жениться. Я вся дрожала от радости и готова была кинуться ему на шею, Но не поддавалась и в противоречие на его ласку закричала:
«Никогда зa тебя не пойду. Я жажду свободы!» он не на шутку рассердился: он ясный видел моё упрямство, потому что был уверен, что я люблю его и только ломаюсь.
«У тебя холодная, рыбья кровь! – воскликнул он мрачно, — быстро лучше бы тебе плескаться с русалками в холодной воде!»
— Конечно! Это будит для меня самое большое блаженство! – закричала я и кинулась в море. обидный мне было зa его слова, Но я не хотела ему этого показывать.
— Русалки! Русалки! Сюда ко мне. Возьмите меня в свои хороводы! – закричала я.
Я думала только испугать его, подразнить, помучить, что бы он побежал зa мной и вытянул из воды, а там бы я не сопротивлялась. Но тогда я в ужасе почувствовала, что область стала укатить из-под моих ног, и волны затягивают и увлекают меня в глубину. Я слышала, как Антон кинулся меня спасать, Но тогда я лишилась чувств. Очнулась я в чудном гроте из блестящих камней и раковин. Я очень не чувствовала, что нахожусь под водой. Дышалось радикально легко, как на свежем воздухе. после появилось обилие морских людей. Они рассматривали меня, гладили, ощупывали. настоящий археологический из них сказал, что я пробуду сто годов русалкой, а может и больше, если меня ни один человек не спасёт.
« — Первые сто лет, — сказал он, — ты сохранишь человеческий облик, Но будешь неловкая и неуклюжая. Во вторые сто годов около тебя вырастут перепонки среди пальцами и небольшие плавники на ногах, на третью сотню твои ноги покроются чешуёй и срастутся в рыбий хвост. Ты станешь настоящей русалкой и сможешь кончаться замуж зa хорошего водяного человека.»
Сначала я страшно огорчилась, Но со временем привыкла. Водяные человеки добрые и весёлые, с ними свободно ужиться. Но мне всё и не хватает ласковых солнечных лучей, свежего воздуха, природы, цветов. Я скучаю по прежней жизни и мечтаю возвращаться назад. ныне точный сто лет, как меня заколдовали. И если и найдётся бравый муж — я освобожусь от морских чар.
— около меня хватит смелости! – воскликнул матрос с горячностью, — я моряк и привык к трудностям и опасностям. Я спасу тебя, только расскажи, что надобно делать!
— Я появлюсь предварительно тобой в трёх разнообразных ипостасях. Ты обязан в ход минуты меня поцеловать. если ты промедлишь, то я да и останусь русалкой вдобавок на сто лет.
— Я справлюсь. Не испугаюсь, — пообещал юноша.
— тут-то будь соглашаться ко всему! – проговорила малолеток и нырнула в воду. И много сомкнулось над ней и следовательно гладким как зеркало.
Не прошло и минуты . как из глубины послышался шум и на земля выбросилась огромная зубастая акула. Она старалась заболевать моряка и зловеще открывала окровавленную гортань со многими рядами острых зубов. парень обхватил обеими руками страшное чудовище, сильно обнял и поцеловал торчком в чудовищную пасть. И ему показалось, что он коснулся мягких, тёплых губ. урод растаяло в воздухе.
И вновь закипела вода. Поднялись грозные волны. много почернело. Вода стала густая и вязкая, как слизь. бездна разверзлась, как исполинская рот и из неё вылезло отвратительное чудовище, морской спрут с длинными толстыми щупальцами, покрытый противными гнилыми бородавками. На юношу глядела громадная безобразная болезнь с большими выпученными глазами. Антон не подался страху ни на одно мгновение, он вцепился в морду чудовища и сильно прижался губами к его губам. опять слаще и нежнее показался ему это поцелуй, а чудовище исчезло, как не бывало.
На третий раз много было спокойным и тихим. Волны не бушевали и не плескались. до Алексеем предстала красавица-русалка. Белокурые волосы покрывали её бархатное тело, легкой вуалью обвивали они её хороший стан. Она вышла из воды на песчаную отмель и остановилась накануне молодым матросом, ожидая его поцелуя. Алексей, поражённый красотой девушки застыл , как вкопанный. Он стоял и любовался не в силах, исполнять к ней шаг. Время шло. бог следовательно темнеть, а русалка открываться в воздухе. Заметив накатывающуюся слезу в глазах девушки, Антон опомнился и поцеловал её.
В ту же секунду исчез неясный островок, матрос стоял на берегу моря и держал на руках спасённую русалку.