Аульвы и Хельга крестьянская дочка

нить когда-то в Гнюпверьяхреппе на хуторе одна богатая чета. Было около них две дочери, о которых и пойдёт перо в этой сказке. Старшая дочка была около родителей любимицей, а младшую они недолюбливали, её звали Хельгой. около этого хутора была дурная слава: который оставался охранять хоромы в рождественскую ночь, тот непременно умирал, и потому в эту ночь ни один человек не хотел уцелеть дома.
Однажды хозяева и все домочадцы собрались, как обычно, в храм на рождественскую службу. Решили они избавляться в сочельник пораньше, что бы успевать к вечерне и остаться на всенощную. ко дворам же собирались возвращаться на противоположный число опосля обедни. Родители велели Хельге остаться дома, что бы подоить коров, накормить скотину и наварить к рождественскому обеду мяса. зa нее они не боялись.нить когда-то в Гнюпверьяхреппе на хуторе одна богатая чета. Было около них две дочери, о которых и пойдёт слово в этой сказке. Старшая дочка была около родителей любимицей, а младшую они недолюбливали, её звали Хельгой. около этого хутора была дурная слава: который оставался охранять палата в рождественскую ночь, тот непременно умирал, и потому в эту ночь ни одна душа не хотел быть дома.
Однажды хозяева и все домочадцы собрались, как обычно, в храм на рождественскую службу. Решили они избавляться в сочельник пораньше, что бы успевать к вечерне и остаться на всенощную. ко дворам же собирались возвращаться на противоположный сутки опосля обедни. Родители велели Хельге остаться дома, что бы подоить коров, накормить скотину и наварить к рождественскому обеду мяса. зa нее они не боялись.
Наконец все уехали и Хельга осталась одна. Первым делом она подоила коров, после тщательно прибрала в доме и поставила кипятить мясо. Кагда мясо сварилось, в кухню вошел дитя с деревянной миской в руке. Он поздоровался с Хельгой, протянул ей миску и попросил дать ему малость мяса и сала. Хельга исполнила его просьбу, хоть бы мать строгий наказала ей до наступления праздника и самой мяса не есть, и другим не давать. дитя взял миску с мясом, попрощался и ушел. А Хельга закончила все дела, зажгла в гигантский комнате светильник и легла на ложе родителей произносить молитвенник.
Вскоре во дворе послышались громкие голоса, некоторый направлялся к дому. после минуту в комнату ввалилось обилие незнакомых людей. Их было да много, что Хельга не могла даже слезть с кровати, и она видела, что пришельцев переставать не только в доме, Но и во всех других постройках хутора. небрежно разместившись, незваные гости начали забавляться всякими играми и забавами. Хельгу они не трогали, как точно её тогда и не было. Она тожественный не обращала на них внимания и продолжала декламировать молитвенник.
Подошло время вновь извлекать коров. На хуторе в праздничную ночь обычно доили только опосля чтения молитвы, впрочем, да делают во многих местах. но за толчеи Хельга не могла даже ноги с кровати спустить. между пришельцев выделялся немолодой индивид с длинной бородой. Он зычно крикнул на всю комнату, что бы гости посторонились и дали Хельге мочь надеть башмаки и нет из дому. Гости повиновались. И Хельга вышла в кромешный мрак, потому что светильник она оставила гостям.
Только Хельга начала доить, как услышала, что в хлев неизвестный вошёл. Вошедший поздоровался с ней, и она ему ответила. после он предложил идею ей успокаиваться с ним на сене, Но Хельга отказалась. не мало раз он повторял своё предложение, а она всяк раз отказывалась. в этом случае он исчез, и Хельга продолжала спокойно извлекать коров. после в хлев еще неизвестный вошёл и поздоровался с ней. Это была женщина, и Хельга вежливо ответила на её приветствие. Женщина сердечно поблагодарила Хельгу зa своего ребенка и зa то, что она отвергла домогательства её мужа. после она протянула Хельге связка и просила принять его в спасибо зa двойную услугу.
– Здесь в узле платье, достойное тебя, – сказала она. – Надень его на свою свадьбу. тогда глотать и пояс, и он ни йоты не хуже платья. Тебе во всем В любое время будит удача, и ты выйдешь замуж зa епископа. Только помни, это убор запрещать ни продавать, ни надевать, покамест не выйдешь замуж.
Хельга взяла связка и поблагодарила гостью зa подарок. Та ушла, а Хельга закончила работу в хлеве и вернулась домой. ни одна душа даже не взглянул на неё, Но все расступились, давая ей дорогу, и она вновь уселась на ложе произносить молитвенник. Под утро гости начали расходиться, на рассвете ушли последние, и Хельге показалось, так сказать тогда никого и не было. Оставшись одна, она развернула связка и увидела, что аульва подарила ей прекраснейшее платье, а пояс к нему, украшенный драгоценностями, был и тово прекрасней. Хельга вновь сложила форма и спрятала узел.
Она справила всю утреннюю работу и прибрала хижина к возвращению родных из церкви.
– Мы да и знали, что с нею так себ е не станется, – сказали родители, Кагда увидели Хельгу подобный и невредимой.
Все принялись её расспрашивать, что было ночью на хуторе. Она отвечала уклончиво, все-таки показала платье, которое ей подарила аульва. Родители и все домочадцы продолжительно восхищались платьем, Но больше только им понравился полезный пояс. Мать с сестрой хотели отобрать около Хельги и платье, и пояс, говоря, что она недостойна такого дорогого наряда, Но Хельга платья не отдала и спрятала его в мой сундук.
Время шло, и до следующего рождества так себ е не случилось. сейчас уже остаться дома захотели и мать, и сестра, они надеялись одинаковый получить взятка от аульвы. В конце концов дома осталась сама хозяйка, а все прочие уехали в церковь. Кагда хозяйка варила мясо, к ней пришел ребенок, протянул маленькую деревянную миску и попросил решать ему малость мяса и сала. Хозяйка рассердилась.
– шиш я тебе не дам, – сказала она. – который знает, может, вы побогаче нас будете.
Ребенок повторил свою просьбу, в этом случае хозяйка разгневалась вдобавок пуще и да крепко толкнула ребенка, что сломала ему руку, а миска покатилась по полу. дитя поднял здоровой рукой миску и ушел деревня в слезах. Больше о поступках хозяйки так себ е не известно. Кагда обитатели хутора вернулись из церкви домой, они нашли ее на полу с переломанными костями, всю в ссадинах и кровоподтеках. Она успела только рассказать про ребенка и про то, как она его встретила, и умерла. Все в доме было перевернуто вверх дном, переломано и побито, а трапеза выброшена. И с тех пор уже ни один человек не осмеливался уцелеть на этом хуторе в рождественскую ночь.
А про Хельгу следует сказать, что после не мало годов она уехала в Скаульхольт и там вскоре вышла замуж зa епископа. но который то есть был в то время епископом в Скаульхольте, безделица не говорится. На свою свадьбу Хельга надела платье, подаренное аульвой, все им восхищались, Но больше только понравился пояс, потому что такого драгоценного пояса ни одна душа ни во веки веков не видывал. счастье всю общежитие не покидала Хельгу, она нить медленно и счастливо. А больше про нее нуль не рассказывают.