Рама прибывает ко двору царя Джанаки

оторочка единодушно с Саумитри шел на северо-восток, неотступно следуя зa Вишвамитрой, покамест они не достигли места жертвоприношения; здесь оторочка сказал тигру между аскетов:
– как велик размах жертвоприношения царя Джанаки! Я вижу тысячи брахманов из разнообразных стран, сведущих в Ведах, и сотни повозок с пожитками этих святых людей. о муни, начинать остановимся где-то отдохнуть.
По просьбе Рамы Вишвамитра, именитый мудрец, выбрал уединенное полоса около воды. Услышав о приходе Вишвамитры, честный Джанака вслед зa Шатанандой, семейным священнослужителем, и великодушными ритвиджами, снабженными необходимой аргхьей, поспешил приветствовать святому аскету. после первый между монархов предложил идею ему традиционное дар воды с медом, и мудрец, принимая мадхукару, спросил о благополучии царя, а и о том, как проходит его жертвоприношение и не встречает ли помех; он справился да о благополучии около Шатананды и других святых людей, сопровождавших государя.
Монарх с сияющим радостью лицом и сложенными ладонями сказал Вишвамитре:обод в сопровождении с Саумитри шел на северо-восток, неотступно следуя зa Вишвамитрой, покамест они не достигли места жертвоприношения; здесь обшивка сказал тигру между аскетов:
– как велик размах жертвоприношения царя Джанаки! Я вижу тысячи брахманов из разнообразных стран, сведущих в Ведах, и сотни повозок с пожитками этих святых людей. о муни, начинать остановимся где-то отдохнуть.
По просьбе Рамы Вишвамитра, громкое имя мудрец, выбрал уединенное пространство около воды. Услышав о приходе Вишвамитры, безукоризненный Джанака вслед зa Шатанандой, семейным священнослужителем, и великодушными ритвиджами, снабженными необходимой аргхьей, поспешил приветствовать святому аскету. кроме первостатейный между монархов предложил идею ему традиционное дар воды с медом, и мудрец, принимая мадхукару, спросил о благополучии царя, а да о том, как проходит его жертвоприношение и не встречает ли помех; он справился да о благополучии около Шатананды и других святых людей, сопровождавших государя.
Монарх с сияющим радостью лицом и сложенными ладонями сказал Вишвамитре:
– о благородный, пожалуйста, займи свое пространство в один голос с другими мудрецами! Все расселись, и правитель Джанака коллективно с семейными священнослужителями да заняли свои места сообразно положению.
Взглянув на Вишвамитру, правитель обратился к нему с такими словами:
– ныне икона позволили мне начать великое и щедрое плодами жертвоприношение! о благословенный, теперь я обрел плоды своих аскез, поскольку вижу тебя! Поистине, я удачлив, о путь между аскетов, потому что ты с с другими пришедшими с тобой мудрецами примешь покровительство в церемонии. о дитя Каушики, придворные жрецы объявили, что ритуалы будут учить в ход двадцати дней. о брахма-риши, по истечении этого срока ты увидишь богов, пришедших зa своей долей жертвенных подношений.
В столь радостном состоянии духа говорил правитель с великим аскетом. паки раз поприветствовав его со сложенными ладонями, он сказал:
– Пусть процветание сопутствует тебе! который эти двое юноши, доблестью не уступающие богам, манерами статью подобные слону, тигру иль туру, а юностью и красотой напоминающие двух Ашвини-кумаров? Может быть, это бессмертные, нисшедшие с небес на землю? как случилось, что они пришли своими стопами? Для какой цели? Чьи это сыновья, о мудрец? заслуженный благодетель этих двух что вооруженных воинов украсил собой землю, как месяц или же солнце – небо. Эти пара героя не уступают товарищ другу в росте или же манерах, кудри их прекрасных шерсть спадают им на щеки, будто крылья ворона. Я жажду услышать истину!
Отвечая великодушному Джанаке, аскет, возвышенная душа, поведал ему все о сыновьях Дашаратхи, их пребывании в Сиддха-ашраме, расправе над ракшасами и мирном путешествии в Вишалу. Он рассказал да о встрече с Ахальей, беседе с Гаутамой и о желании юношей понимать знаменитый лук, за которого они и предприняли столь долгое путешествие. Все это поведал достопримечательный и большой муни Вишвамитра великодушному Джанаке и замолчал.