Хозяин мёртвой топи

Автор — я.
Ранее история была опубликована [hide]здесь[/hide].

Группа молодых солдат забрасывается вглубь острова с целью разведки. Но они и не подозревают, что в болоте острова обитает сущность, которая не прочь поживиться человечиной.Война. сколь душ она проносила под своим крылом в объятья смерти? А что ей снова предстоит пронести? Но собственноручно много войны заключается в её безразборности. Дети и старики, девушки и парни — костлявая приходила ко всем. Но в моей истории конец приобретает совершенно физические свойства и черты. Это не свинцовые осы, не обидный газ и не ползущие под ноги мины. То, что я вам расскажу, соглашаться напротив со здравым смыслом. опосля тово случая прошло уже больше шестидесяти лет, Но эта сущность, сей бес не покидает моё понимание и по этот час. Дрёма, видение, страх, крик, пот и плач — это моя ночная действие на круг день. если раньше я боялся смерти, то теперь я жду её, будто любовницу. Чего же я хочу? Рассказать вам об этом ужасе, чтоб хотя на самую безделица успокоить мой расстроенный мозг.

Итак, мы все знаем, что главным врагом для Америки на время другой мировой войны были не германские войска, а солдаты восходящего солнца. главный причиной этого конфликта стала желание власть обеих сторон, а может, что-нибудь другое, что скрывали от посторонних буркала и ушей. Скорее всего, да и было. около патриотически настроенных молодых людей даже не возникало и доли сомнения в том, что начальник в большей степени не право. Присоединись к дяде Сэму и одержи победу либо же воздержись и проиграй. между этих «патриотов» был и я, Джон Миллер. Что поделать? Молодость.

По началу данного конфликта я единым духом же записался в добровольцы. На тот момент мне исполнилось двадцать. Я познакомился со многими классными ребятами, Но назову только что пятерых: блондины Билл и Джозеф Клэйман, афроамериканец Боб, очкастый зануда Грэг Фишмен, начинать и богатырь Дюк Уотсон. Остальных крестить не стану, и вы поймёте почему. если вы могли бы отличить этих парней по внешности, то душевно они были идентичны. круг из них мечтал о кукольном домике, что стоял бы против такого же, о деньгах, отличной работе и прекрасной невесте. Но некие различия всё же были. Они шутили, смеялись, иногда дурачились и дрались, Но который бы мог сказать, что в скором времени им придётся уходить со своими мечтами, со своей жизнью.

Этот драма произошёл в 1942 году. Нас и снова двадцать двое человека отправили на остров Осима. Простая испытание местности, не более. Всё это происходило под покровом сумрака. Опустим само плавание, да как в нём не было ничто интересного. Начну с тово момента, Кагда нас высадили на берег.

Выйдя на берег, мы двинулись вглубь джунглей. Шли тихо, Но быстро. Мы не могли наверняка знать, что на острове нет вражеских войск. Под ногами предательски хрустели опавшие ветви и листья. выступка зa шагом, действие зa шагом. Вскоре наступила ночь, Но всё же окружающую нас место было следовательно прекрасно, благодаря серебристой луне.

В скором времени мы подошли к низкий деревушке, и выше- командующий приказал остановиться. около была невыносимая тишина. Ни пения птиц, ни шороха в кустах, вызванного каким-нибудь неловким движением дикого зверя. Абсолютная тишина, глухая и зловещая.

Меня и пятерых ребят, с которыми вы уже лишь знакомы, оставили закрывать изнанка и способ к отступлению, а остальная кусок солдат двигалась к деревушке. Она была построена в виде окружности, посередине которой горел костёр.

— Не нравится мне всё это, — произнёс тихо темнокожий Боб.

— Мне тожественный недавно не по себе. Такая лад и … — не успел я договорить, как из всех кустов полетели огненные шмели, пронзая тех ребят, что двигались в сторону деревушки. Все до одного попадали на землю. Не было даже малейшего шанса на то, что хотя 1 из них уцелел. Пули продолжали влазить в лежачие тела.

Я не мог пошевелиться, Но Кагда Боб одёрнул меня, то увидел, как остальные дали дёру, отстреливаясь по всем сторонам. Они стреляли в пустоту, и я более чем уверен, что ни одна пуля не попала в японских призраков. Мы бежали так, как сроду раньше. около свистели свинцовые пчёлы, срезая кусты и ветви деревьев.

— гораздо гораздо гораздо — спрашивал Билл, лучший из бегущих.

— К рогатому домой! — ответил криком его брат. — просто беги и не оглядывайся.

Я услышал свист и почувствовал острую мука в плече. характер в области правого плеча стала тёмной, Но ужасно тёплой. Я осознал, что ранен, всё же стать было нельзя.

Билл скоро затормозил, а остальные не смогли, и, врубившись в него, мы кубарем покатились, ударяясь о деревья и отбивая товарищ другу бока. чета секунд — и мы уже валялись в некоторый низине. Выстрелы прекратились. Мы оказались во владении смерти.

— Все в порядке? — задал альтернатива Грэг, былой врач.

— Меня… в плечо… — запыхавшись, сообщил я.

Он потрогал плечо. вещь вколол, а кроме адски опрометью перевязал.

— гнездиться будешь. неизвестный ещё?

— Очкарик, смотри, — с ужасом в голосе произнёс Боб, указывая пальцем на всё вдобавок лежавшего Билла.

— Брат! Браат! Что с ним? — крик Джозефа звучал, содрогаясь.

Фишмен осмотрел Билла. Все знали результат, Но всё кроме цеплялись зa надежду. преимущественно его брат. Но вот очкарик встал, и мы услышали то, что зa эти не мало минут сотни раз произносилось в нашей голове.

— Он … мёртв.

— О, боже… — произнёс богатырь Дюк.

Шорох на холме — и опять летят пули, как дружина горящих стрел. богатырь Дюк и Джозеф начали отстреливаться.

— Сдохните, твари! — кричал Клэйман, водя дёргавшимся автоматом из стороны в сторону.

— Ребят, уходим! Давайте быстрее.

— Нет, я не оставлю здесь своего брата одного.

— Я ему помогу, — произнёс здоровяк, — а вы уходите. Мы постараемся побеждать для вас время.

— Нет! тем временем и мы остаёмся! — крикнул я, Но тогда к здоровяку и Джозефу прилетела граната. Клэйман заметил её, Но единственное, что он сделал — закрыл своим телом брата. Я помню, как он посмотрел на меня. Я помню…

Три разорванных тела лежали зa корнем дерева: братья и Уотсон. Это были отличные ребята, которые хотели жить, которые мечтали о прекрасной жизни.

Я, Боб и Грэг ринулись от этого места, Но японцы прекратили преследование. И только послышалось зa спиной речение донельзя похожее по интонации на вид сочувствия.

Мы двигались долгое время, не проронив и слова, напуганные и подавленные. Выйдя из густых зарослей, уткнулись в болотистую местность. как же не хотелось ходить в эти воды. Неведомо отчего, Но нас кинуло в дрожь. То ли от прохлады, то ли от случившегося недавно, а может — болото.

Ночь подходила к концу, и солнце уже основание подниматься, пронзая деревья своими лучами. Мы решили дождь чрез эту топь, да как обратного пути около нас не было. Первым шёл Боб, тыкая найденной веткой в тинистую воду, зa ним шёл я, держа сам-друг «Томпсона» таким образом, чтоб не намочить их, а зa мной следовал Грэг. Грязная крысиная лицо и потрескавшиеся очки — таким мне он запомнился навсегда.

— Что будем упражняться — спросил Боб.

— Двигаемся к берегу. Там должна скрываться разряд эвакуации. муж десять.

— Тихо! — сказал я, услышав некоторый всплеск.

Мы остановились. Мне показалось, что неизвестный нырнул под воду зa корягой, но, сославшись на усталость, продолжил путь. А безотлагательно я чётко видел, что некоторый вынырнул, посмотрел на нас и опять нырнул. душа колыбель драться намного быстрее и чётче. боязнь сковал меня.

— Ну, чег… — не успел очкарик и произнести мой вопрос, как тогда же его вещь уволокло под воду.

На его месте образовались огромные пузыри, которые то лопались, то передвигались из стороны в сторону. отдых и ровная гладь. Но вскоре сбоку от меня вода начала будто бы кипеть, обретая вишнёвый оттенок.

— Автомат! — раздался глас Боба, приводя меня в себя.

Я кинул ему его оружие, и мы миром открыли сияние в помещение возникновения этих пузырей. Прекратили только что опосля того, как раздалось пара щелчка, что означало — патроны в автоматах закончились. Я перезарядил, Но выше- наперсник не смог, не успел.

За его спиной торчало сухое дерево, на ветвях которого сидело оно. Небольшое творение похожее на окрошка черепахи, лягушки и ребёнка. в обмен рта около него был великий клюв, что уже успел окропиться кровью, как и его руки с дюже длинными и острыми когтями, на которых виднелся кусок чей-то плоти. шкура была, как около любого вида рептилии либо же амфибии. На голове слипшиеся от грязи волосы. Глаза цвета смерти смотрели на меня с неким ехидством.

Эта ужасная главный навещает меня каждую ночь, отчего я прихожу на некоторое время в слабоумие.

В тот момент я не мог отвести от него своего взгляда. Это заметил и своевольно Боб. Он начал долго спешить в ожидании чего угодно, Но только не этого. как только эта суть встретилась с темнокожим парнем взглядом, она бросилась на его лицо, пронизывая своим клювом голову. Кровь потекла ручьём по шее моего товарища, а человек превратилось в отвратительное смесь крови, мяса и мозга. И только в этом случае я уловил эту жуткую запах тухлой рыбы, которую чую и по этот день.

Отступая от этого ужаса, я открыл огонь, Но пули застревали в панцире мерзкой твари. Я побежал. Мне было наплевать на то, что я могу утонуть в этом проклятом болоте. Мне было абсолютно наплевать. Вскоре я почувствовал более твёрдую почву, а чрез не мало секунд и вконец вылез на берег. Ноги заплетались, руки тряслись с жуткой силой. Я упал, приникнув спиной к дереву.

Этот жуткий интонация трапезы разносился над всем болотом: хруст костей, интонация проникновения чего-то острого в плоть и некое звучное пение, как детским голоском. Я слышал, Но не видел. кроме тишина. как неожиданно из тёмных вод болота возникла небольшая фигура. тварь медленной поступью подходило всё ближе и ближе. Я удивляться и только о ту пору заметил некое вид озерца на голове этой твари.

Моё тело стояло в паре метров от этого… нечто. Казалось, что сердце уже искони покинула меня. Оно сделало замах своею лапой, Но я успел ударить автоматом по лицу. особь упало, издав громкий крик, и из кратера на голове вылилась вся вода. шкура мало-помалу начала сползать, а панцирь приобретал белоснежный оттенок, проваливаясь внутрь. Оно побежало в сторону болота, Но не успело исполнять и пару шагов, как я изрешетил всё его тело. как ни странно, Но существо начала гибнуть около меня на глазах. Вскоре от павшего тела осталась только лужица, стекающая к болоту. Я не стал задерживаться.

Через десяток минут я вышел на берег, где меня приняли союзники. Я им рассказал, что там засада, а опосля потерял сознание. Очнулся на плавучей базе «Нептун», не помня большую порция только произошедшего. Кагда много того, что случилось, нахлынул на меня громадной волной, я решил рассказать как только о засаде и не более. В противном случае меня ждала психушка. сквозь не мало годов борьба закончилась, Но много тово болота остался со мной навсегда. Каждую ночь я вижу своих товарищей. Они зовут меня на болото. Говорят, что властитель этого места с ними учтив.

Хозяин болота. Позднее я узнал, что около японцев и других азиатских народов поглощать сказка о водяном по имени «речное дитя», Каппа. Мы пробрались в чужие земли, нарушив все возможные границы и поплатились зa эту ошибку. В скором времени я умру, освободив память от сего кошмара, и буду этому дюже рад, Но покамест я жив, меня будит догонять это трясина и черепаховидная тварь, лик которой всегда останется в моей голове. исповедовать веру или же нет — это ваше дело. Я рассказал всё, что видел и помню. просто осознайте, что дружба сильно разнообразен и ужасно прекрасен, Но если вещь скрыто от нас, то да и должно оставаться.

Наконец тяжкие цепи прошлого сняты. А теперь, зная, что вы в курсе только случившегося, буду погодить костлявую. Радуясь каждой её поступи. Надеюсь, она опередит хозяина мёртвой топи.

Ранее скандал была опубликована [hide]здесь[/hide].