Взводный

Автор — я.

Немного предыстории. Судьба нас свела с Сергеем в далёком 1995 году в Грозном. В апреле 1995 года было введено перемирие, наша рота стояла на блокпостах в окрестностях города, и в один из апрельских вечеров подошла колонна с морской пехотой. В ночь колонны стояли на блокпостах, и мы разговорились с бойцами.Доброго времени суток, уважаемые читатели.

Хочу предложить Вашему вниманию историю, которую мне поведал выше- друг.

Немного предыстории. рок нас свела с Сергеем в далёком 1995 году в Грозном. В апреле 1995 возраст было введено перемирие, наша рота находилась на блокпостах в окрестностях города, и в 1 из апрельских вечеров подошла ряд с морской пехотой. В ночь колонны стояли на блокпостах, и мы разговорились с бойцами. Искали земляков – находя таковых, общались уже своими группами. желание и общего посреди нами было много: они морпехи, мы – десантура, в общем, всесторонний говор нашли быстро; вот там я и познакомился с Сергеем. Были мы с одной области, а на чужбине, как говорится, тот, который около в районе 500 верст – уже земляк.

Неделю вспять Дима приехал ко мне в гости, и я поделился с ним тем, что лакомиться 1 сайт, гораздо я отправил свою историю, которая приключилась со мной в Чечне (история называется «Чётки»). Серега прочитал историю, закурил и рассказал мне историю, которая произошла с ним. С его разрешения эту историю перескажу Вам я.

В конце января–в начале февраля 1995 возраст в Грозном шли ожесточённые бои. Дима в составе роты морской пехоты участвовал во многих операциях по освобождению города от бандформирования, и вот в одном из боёв погиб их взводный. как рассказывал Сергей, взводный был около них отъявленный невежа – зa спинами не прятался, всё вместе: неразлучно в бой, вкупе кашу из одного котла. В общем, истинный командир. Попрощались братишки с взводным, Но борение вкушать война, и на ней В любое время поглощать безвозвратные потери; запаяли взводного в цинк и отправили на родину. после пару дней пришел небывалый взводный, и еще началась работа.

И вот в середине февраля войско получает боевую задачу: обманывать разведку одного из районов Грозного, по разведданным там была замечена активность одной из группировок бандформирования. войско выдвинулся в указанный квадрат. Дома в районе стояли высотные, Но опосля работы нашей артиллерии превратились в руины. до домами располагался пустырь, что превратился в смесь из грязи и снега. Движения замечено не было, и морпехи продолжили ход к высоткам. Но как только они вышли на граница 100 метров, из развалин боевики открыли шквальный пламя по взводу. С правой стороны порядка 30 метров находилось строение, типа бойлерной; взвод, прикрывая отход, отступил под защиту чудом уцелевших стен. Распределившись по секторам, войско перешел в оборону.

Связались со штабом, доложили обстановку и свои координаты, сквозь 15 минут боя командование сообщило, что к ним вышла колонна, Но в связи с опасностью, что технику из развалин пожгут и что места для маневра немного, было предложено с боем нет к пустырю, где под прикрытием брони они будут эвакуированы. Уже на тот момент около духов были портативные рации с функцией сканирования и, перехватив сообщение, они с удвоенной силой продолжили штурм.

У Максима был сектор в углу здания около небольшого окна. Духи начали обстрел из гранатомётов, и 1 из выстрелов пришёлся как раз в то помещение где стоял Серега. Он помнил только вспышку и державный толчок в бок, опосля чего наступила полная темнота. Кагда Серега очнулся, было уже темно. Он тихонько вылез из завала кирпича, осмотрелся – в здании никого не было, находилась тишина. Подлез к разлому в стене, осторожный выглянул на улицу – впереди, в метрах двадцати, стояли три человека. Серега прислушался. Случилось то, чего он боялся: трое разговаривали на чеченском. Он тихонько залез вспять и осмотрелся – сзади забор целая, прохода нет, спереди не пройти. Тихонько прополз к дверям, там, в метрах тридцати, одинаковый ходили духи. «Ну всё, п…ц, — подумал Серега, — чрез пару часов выйдет солнце, меня найдут и мне вальяжный писец».

Вернувшись к завалу, аккуратно разгреб, нашел мой АКС, сел в угол и стал очищать ствол от грязи и пыли. внезапно слева он увидел движение, от крайней стены к нему неизвестный подошел, и Кагда тот подошел ближе, в лунном свете Серега узнал своего взводного, что погиб около него на глазах. Серега впал в ступор, а взводный потихоньку поднёс перст к губам и поманил зa собой. как рассказал Серега, на тот момент сортировка около него был не богатый: или чрез пару часов к духам, или зa покойным взводным. осторожный передвигаясь зa командиром, он подполз к задней стене, которая была целая, взводный показал на пол – внизу лежали чета железных листа. Приподняв их, Серега увидел, что вниз в коллектор идут две трубы и выходят по направлению к одному из домов. Взводный залез застрельщик и поманил Максима зa собой. Серега рассказывал, что он не ощущал страха, что пред ним безжизненный взводный, он доверял ему при жизни и весь доверял сейчас. после минут двадцать они выползли в 1 из подвалов дома, какого то есть – Серёга не знал, взводный пошел в глубину дома, а Серёга зa ним. Пройдя деревня землянка по подвалу, они вылезли и в тени дома стали оскудеть в овраг, кто был в метрах десяти от дома. да и шли минут сорок: взводный впереди, а Серега – зa ним. внезапно взводный остановился, повернулся к Сереге и поднял руку, как бы прощаясь, а кроме пошёл в предрассветный туман. Серега не помнит, сколь он стоял и смотрел вслед уходящему взводному.

Вдруг он услышал крик, и после минуту некоторый его сбил с ног. как выяснилось позже, он вышел на выше- блокпост и ребята с пехоты едва не открыли по нему огонь, Но по кокой-то причине около одного из бойцов произошла осечка, а дальнейший просто рывком сбил его с ног. Позже связались со штабом, там подтвердили человек Сереги и сквозь пару часов приехали зa ним. после он узнал, что вождь видел, как разорвался категория близко с Серегой, и он подумал, что Дима погиб. Двухсотый при прорыве был бы обузой, из- зa которой могли гнездиться еще раз жертвы, и он принял приговор не находить его из- под завала, а опосля прорыва возвращаться и овладевать тело.

Через пару месяцев Дима уволился и поехал на родину своего командира, встретился с родителями взводного, рассказал какой был их дитя – настоящим человеком. Он попросил их жить его на могилу к командиру. Они пришли на кладбище, стоял вразумительный майский день, на небе ни облачка, Но Кагда Дима подошел к могиле, неожиданно при ясном небе пошел малый дождь. Дима стоял около могилы взводного, и по его лицу бежали слёзы, смываемые каплями дождя.