Смерть якшини Татаки

дитя Дашаратхи, жестокий в своих обетах, слушал вдохновенные речи мудреца Вишвамитры, придавшие ему решимости, а после со сложенными ладонями смиренно обратился к нему:
– Во действие воли моего отца и из почтения к его обетам я вижу мой заем в том, что бы бес колебаний подчиняться тебе. выше- отец, правитель Дашаратха, прощаясь со мной в Айодхье, велел во всем находиться в услужении тебе. о муни, я почитаю каждое твое слово. Я пьяный исполнить твою волю, о риши, потому что это принесет тем более брахманам и царю, а да осчастливит жителей этой земли.
С этими словами обшивка сжал мой лук и натянул тетиву, отчего место дрова загудел особенным звуком. много охватил всех его обитателей, а Татака впала в разбитый гнев. В ярости якшини бросилась туда, откуда раздавался сей звук, и Рамачандра, увидев гигантское и бесформенное чудовище, разгневался и сказал Лакшмане:дитя Дашаратхи, жестокий в своих обетах, слушал вдохновенные речи мудреца Вишвамитры, придавшие ему решимости, а после со сложенными ладонями смиренно обратился к нему:
– Во действие воли моего отца и из почтения к его обетам я вижу мой заем в том, что бы бес колебаний подчиняться тебе. выше- отец, правитель Дашаратха, прощаясь со мной в Айодхье, велел во всем быть тебе. о муни, я почитаю каждое твое слово. Я соглашаться исполнить твою волю, о риши, потому что это принесет тем более брахманам и царю, а и осчастливит жителей этой земли.
С этими словами ободок сжал мой лук и натянул тетиву, отчего деревня дрова загудел особенным звуком. много охватил всех его обитателей, а Татака впала в слабый гнев. В ярости якшини бросилась туда, откуда раздавался сей звук, и Рамачандра, увидев гигантское и бесформенное чудовище, разгневался и сказал Лакшмане:
– о брат, посмотри на эту страшную якшини громадных размеров, от одного ее облика трепещет сердце. Узри, о Лакшмана, как я отрежу ей уши и нос и вызову ее на битву! Она ужасна, она владеет черной магией и непокорна, однако, о брат, нехорошо снимать женщину жизни. Женщина нуждается в защите, и по-этому я обезврежу ее, лишив способности двигаться; это предотвратит ее дальнейшие злодеяния.
Пока обод говорил это, ужасная Татака бежала на него, грозно ревя и подняв огромные руки. Риши Вишвамитра приободрил Раму, крикнув:
– имя потомку Рагху!
Но Татака подняла густое туман пыли и оторочка с Лакшманой так себ е не могли разглядеть. И в этом случае якшини своим мистическим могуществом обрушила на двух братьев дождь камней, что совершенно разгневало Раму. Отразив много камней и подбежав к ней, он отсек ей обе руки, а Лакшмана отрезал нос и уши. Меняя вид и исчезая, она пыталась обмануть царевичей, а после из своего укрытия обрушивала них потоки камней.
Вишвамитра, до сих пор молчаливо наблюдавший сражение, крикнул:
– Хватит, она не заслуживает большей милости; если ты пощадишь ее, она благодаря магии опять наберет силу и нападет на наши святые алтари! Близится вечер, в темное время ракшасы становятся дюже сильными, и потому убей ее немедля!
Вишвамитра показал Раме, где скрывается якшини, и благородный дитя Дашаратхи достал из своего колчана стрелы, летящие на тон и окружил ее ими. Могущественная демоница, владеющая мистической силой, в потоке стрел с ревом двинулась на царевича. Одной стрелой оторочка разорвал на куски злобную якшини, которая повалилась на землю и испустила дух. Увидев, что ужасная Татака мертва, Индра и другие небожители стали хвалить Раму:
– Здорово, здорово, о божественный Рама!
Боги преисполнились радости и сказали Вишвамитре:
– о муни, пусть процветание сопутствует тебе! Индра и икона довольны подвигом Рамы; яви ему особую благоволение и награди двумя видами оружия – обычным и оружием богов, которое является богатством Кришашвы. Подари их Рамачандре, преданному тебе и достойному владеть ими и многими другими видами могущественного оружия. Предначертано, что эти двое юноши свершат великие и славные подвиги! Сказав так, икона поклонились мудрецу Вишамитре и удалились в небесную обитель. Наступил вечер, божественный мудрец, радуясь смерти злобной Татаки от руки Рамы, вдохнул качество ворса царевича и сказал:
– о Рагхава, эту ночь мы проведем здесь, а завтра утром отправимся в мою хижину. шина обрадовался словам муни и счастливо отдыхал этой ночью в лесу. Со дня смерти Татаки лес, освобожденный от проклятья, расцвел и украсился деревьями чампака, чита, ашока и другими и стал прекрасным, как леса Чаитаратхи.
Рамачандра, сразивший Татаку и прославляемый сиддхарами и богами, спал около с муни, кто разбудил его с первыми лучами солнца.