Дити испытывает свою плоть ради рождения сына

Узнав о смерти своих сыновей, Дити сраженная горем приблизилась к мужу Кашьяпе и сказала:
– о благословенный, мои дети убиты твоими славными сыновьями! Силой аскезы я хочу родить сына, кто сразит Индру!
Сын Маричи, большой Кашьяпа, ответил Дити, охваченной горем:
– составлять тому! Очистись, о хранительница аскетизма, и стань счастливой! Ты дашь начало сыну, что убьет Шакру в сражении! По истечении тысячи лет, если ты сохранишь целомудрие, около тебя родится сын, разрушитель трех миров!
С этими словами подвижник коснулся Дити ладонью и, благословив удачей, удалился исполнять суровые епитимьи. о первый из людей, как только Кашьяпа ушел, Дити в великой радости уединилась на берегах Куши и стала подчиняться аскезам. В это время перед нею предстал тысячеглазый бог.Узнав о смерти своих сыновей, Дити сраженная горем приблизилась к мужу Кашьяпе и сказала:
– о благословенный, мои дети убиты твоими славными сыновьями! Силой аскезы я хочу родить сына, кто сразит Индру!
Сын Маричи, славный Кашьяпа, ответил Дити, охваченной горем:
– заключаться тому! Очистись, о хранительница аскетизма, и стань счастливой! Ты дашь начало сыну, кто убьет Шакру в сражении! По истечении тысячи лет, если ты сохранишь целомудрие, около тебя родится сын, разрушитель трех миров!
С этими словами подвижник коснулся Дити ладонью и, благословив удачей, удалился делать суровые епитимьи. о первый из людей, как только Кашьяпа ушел, Дити в великой радости уединилась на берегах Куши и стала подчиняться аскезам. В это время перед нею предстал тысячеглазый бог. Выразив ей почтение, он начал смиренно исправлять должность ей, обеспечивая огнем, травой куша, топливом, водой, фруктами, кореньями и всем необходимым, растирая Дити ослабевшие члены и прогоняя усталость. о Рама, Индра служил ей приблизительно тысячу лет, когда, Дити обратилась к тысячеглазому богу:
– о Индра, осталось десять годов до завершения моего жертвоприношения. Будь счастлив, стремглав около тебя родится брат. около меня будит ребенок, кто превзойдет тебя. Я желаю, о сын, что бы ты полюбил его, и хочу, что бы сей дитя восстал противу тебя; пусть боязнь покинет тебя; с ним ты насладишься победой над всеми тремя мирами. о отборный между богов, твой священник пообещал наградить меня сыном после тысячу лет.
Наступил полдень, и Дити, сморенная сном, прижала ноги к голове и легла в такой нечистой позе. Индра, видя это, громогласно расхохотался и проник в ее тело, что бы своей могучей булавой рассечь ее следствие на семь частей. зерно издал опасный крик, и Дити проснулась.
– Не плачь, не плачь, – сказал Индра и вновь рассек вопившего ребенка.
– Не убивай его! Не убивай! – кричала Дити, опосля чего Индра из уважения к матери вышел наружу. Вооруженный молнией, он обратился к Дити со сложенными ладонями:
– Ты приняла нечистую позу! о богиня, ты легла отдохнуть, прижав ноги к голове. Я воспользовался допущенной тобой ошибкой и рассек на семь частей того, который обязан был убить меня! о богиня, ты должна возражение меня!